Зеркала в (ранне) греческом зале

Mirrors in Art

Пусть это будет как бы “греческое зеркало”, для обложки постинга. Оно и действительно сделано в Греции, хотя и совсем недавно, но при этом в а-ля ‘древнегреческом’ стиле (довольно забавный был бы, кстати, кентавр, догадайся бы они вставить туда конвексное зеркало – но они, по-моему, не догадались).

Но не суть, разговор будет всё равно не про такие зеркала, а про “настоящие” (древне) греческие – написать про которые я собирался чуть ли не с самого первого постинга в этом блоге, да так всё и не осилил этого до сих пор.

Advertisements

Зеркала по ту сторону морали

Mirrors in Art

Глядя на эти затылки перед зеркалами, может показаться, что постинг будет продолжением рассказа про шейно-психоаналитические зеркала Тео ван Райсельберга.  На самом деле речь пойдёт о совсем другом художнике – хотя зеркала Тулуз-Лотрека и можно в каком-то смысле считать “приквелом” для почти всех зеркальных затылков бельгийского пуантилиста. Последний сам признавался, что и работы, и стиль жизни графа-коротышки из Парижа оказали на него огромное влияние в своё время.

Околонатальные зеркала

Mirrors in Art

39345181662_e7ed6f1084_b.jpg
Про проблемы (или, назовём это позитивнее, “загадки”) итальянских зеркал я писал, и не раз (был даже такой специальный постинг на эту тему, Загадки итальянских зеркал).  Одна из таких загадок – как раз отсутствие изображений зеркал в работах на одну определённую тему в итальянском искусстве (или, точнее, в определённых контекстах).

Тео и Зеркальные Затылки

Mirrors in Art

Я довольно давно не писал постингов такого рода, “все зеркала одного художника”, поэтому некоторым образом робею, получится ли.  В каком-то смысле они самые простые и находятся ближе всего к онтологии классического искусствоведения: их единицей является “автор”, которого берешь и пишешь про него всё, что думаешь знаешь о его “творчестве” (тут обычно хорошо идёт красивое слово œuvre. В моём случае это превращается в рассказ “про все его “зеркала в искусстве”, которые удаётся найти (или “её” – последний постинг такого рода был про Зинаиду Серебрякову), а предпоследний – про Francesca Woodman).

Обычно это приводит к появление довольно интересных рассказов с картинками, всем нравится (и мне тоже, потому что в процессе часто узнаются интересные “психологические особенности (творчества)”). Но есть и но: несмотря на то, что такие истории являются самыми важными кирпичами в деле зеркального нашего строительства, кирпичами они на самом деле являются саманными, рыхловатыми.  Проекты такого рода создают “прорывы в понимании” только самого первого, поверхностного уровня; не знал я (почти) ничего про зеркала Пикассо (или Дега, или да Винчи), а теперь “знаю”. Одна поставленная “точка” мало что даёт сама по себе, нужны какие-то ещё другие, чтобы начать через них проводить линии (например, “точки” других художников); очерчивать какие-то новые “фигуры”, строить новые “перспективы”, а то и “создавать свет”, если уж оставаться в поле искусствоведческих же метафор.

Но это не отменят, тем не менее, необходимости начитать с каких-то точек. Сегодняшняя будет про довольно интересного бельгийского художника, Теофила из Райсельберга.

Я есмь (зеркальное) добро

Mirrors in Art

Не так давно мне попалась (as in “в зеркальные сети”) вот эта интересная панель. На первый взгляд ничем не примечательная (“в ней нет зеркал!“), она, тем не менее, может в каком-то смысле служить венцом моего эпического повествования про “незеркала”.

Сначала некоторые основные фактоиды. Точный автор это панели неизвестен (предполагается, что это какой-то фламандский автор, например, из Брюгге или Гента, но скорее что-то более южное  и более “французское”, типа Турне (Turnai)). Приблизительное время создания панели – 1410-1420 годы, то есть, это ещё не настоящие “фламандские примитивисты”  как мы их знаем и любим – работы именного такого сорта потом опишут как “на пути к Ван Эйку”. Панель довольно маленькая, её диаметр всего чуть больше 20см, скорее всего, она была предназначена для “домашнего” (а не церковного) использования.

Смотри на арлекина

Mirrors in Art

Когда я долго не пишу тут (а это практически всегда так), то потом возникает подозрение, что я ничего и никогда уже и не напишу; что навыки утрачены, голова заросла бурьяном, да и зеркала “кончились”.

Это обычно мало соответствует реальному состоянию, поскольку даже если тут ничего и не появляется, это не означает, что ничего не пишется – пишется, только в закрытом режиме, да и A-m-A регулярно обновляется; но осадочек да, есть.

Поэтому я перед началом “Больших Постингов” делаю некие пробные восхождения, на такие темы, про которые много думать не надо, а надо просто показать ряд интересных картинок.  Такой темой стала недавняя публикация про картину Пикассо “Смотри на арлекина” “Арлекин с зеркалом” (1923)

Отнятые зеркала Серебряковой

Mirrors in Art

В прошлом постинге я вскользь упоминал некие тексты, “написанные в стол”. Один из них – про зеркала Зинаиды Серебряковой – даже и не текст, а, скорее, картинки с выставки. Мы недавно были в Москве, а там в Третьякове как раз проходила огромная выставка её работ. Грех было не сходить, а потом, соответственно, грех не написать.

История интересная, но довольно грустная, на самом деле. При этом безо всяких глубокомысленностей. Немного экзистенциальности в холодных зеркалах, такое.

Настоящие зеркальные шарики

Mirrors in Art

Я собирался написать этот постинг “ну практически через день” после предыдущего, про “зеркальные шарики“. День получился длинной в два месяца (во время которых были написаны ещё два длинных постинга “в стол”), но не этот. “Лучше позднее, чем ещё позднее” – практически наше Ф.И.О., так что уж как всегда.

Постинг-сиквел будет тоже про “стеклянные шарики”, только про “настоящие” (череп тут просто  для привлечения внимания).

 

Зеркальные сферы Фландрии

Mirrors in Art

На первый (и быстрой) взгляд может показаться, что это отражение в зеркале – в старинном, конвексном зеркале, которых тут показывалось много, с характерными для них искажениями перспективы. А не менее характерный профиль какого-то средневекового города на горизонте подсказывает, что речь, скорее всего, пойдёт ещё об одном фламандском зеркале_в_искусстве.  С “фламандскостью” в целом всё правильно, а вот с “зеркальностью” есть осложнения. Попытка с ними распутаться привела к появлению ещё одного бесконечно-длинного постинга (почти 60 картинок; я предупреждал).

Пруденции, далёкие и близкие

Mirrors in Art

Это такой микро-постинг, постинг-виньетка. Он в каком-то смысле продолжение самого первого (и пока единственного) постинга в этом году, про Пруденции, которые мы обнаружили в Риме – но ещё и щипок самому себе, что надо бы писать побольше и почаще, начиная хотя с бы разбора других зеркальных сокровищ, которые мы нарыли в Риме.

Но этот рассказ будет не про Рим. А про Антверпен, город, в котором мы были раз двадцать, наверное, если не больше. И по знаменитой рыночной площади которого (Grote Markt) гуляли точно десятки раз – это как раз она на картинке, со статуей храбреца Брабо (Brabo), и зданием городской ратуши (City Hall) на заднем плане.

Гуляли мы по ней в том числе уже и после того, как я написал свой эпохальный постинг про предусмотрительные зеркала (см. Пруденция перед своим туалетом). И тем не менее я только совсем-совсем недавно таки обратил внимание на то, что же это за скульптуры стоят на фасаде здания.

Угадайте, кто же это такие?