Зеркала в Louvre-Lens (II & III)

На картинке выше – не просто элементы дизайна музея, а вполне самостоятельная “зеркальное искусство”, инсталляция французского художника François Morellet c не слишком оригинальным названием Carré (miroir) plié (coupé) à 90° (Квадрат (из зеркала), согнутый (и разрезанный) под углом 90°).

Несмотря на название, работа смотрелась очень интересно (“органично вписывалась”, пишут в таких случаях), особенно если смотреть на (в?) неё под определённым углом. Дело в том, что простой показ картинок (как в прошлом постинге) не совсем передаёт ту зеркально-воздушную атмосферу, которая там, так и хочется сказать, висела.

Как и писал, музей окружен очень красивым ландшафтным парком, а прямо под его окнами (а заодно и стенами) вообще разбит мавританский (?) цветущий газон – выглядит эта красота примерно вот так:

И все эти красоты можно было поймать в том самом Зеркале под Углом 90°, если повертеться.

Сам Зал №2 был несколько бледноват по сравнению с предыдущим. Его общей темой были зеркала в “Архитектура и Ландшафте” (что в целом интересно), но значительная его часть была заполнена работами так себе.

Например, вот фотография (даже диптих) Studio Marlot & Chopard  (дуэт Rémy Marlot и Ariane Chopard), которая называется Роден (Rodin) (2008).  Смысле как бы в том, что это фотография не самого объекта (в данном случае, скульптуры Родена), а сразу (и только) его отражения в зеркале. Ну, как бы да, Зеркало Клода (Claude Glass) – но так то придумали использовать в 18 веке ещё.

Ещё была серия фоторабот Pierre Colin (но судя по всему, это не тот Pierre Colin, который известный фотограф “дикой жизни” – wildlife photographer), а какой-то старый мастер.

Все его работы строились примерно по одному образцу – сначала просто фотография Чего-Нибудь с Элементами Отражения, а потом она же, но с поцарапанной поверхностью.

Например:

или

Наверное, это очень концептуально, но я не въехал.

Было ещё пару современных фоторабот, обыгрывающих тему (Вода как) Зеркало Природы – например, вот такая некто Jürgen Nefzger:

 

Среди всего этого совриска внезапно очень оригинально и свежо смотрелось огромное полотно Питера-Поля (нашего) Рубенса Paysage avec l’arc-en-ciel (Пейзаж с радугой) (1635)

Я никогда не видел эту работу раньше, хотя знал про другую его работу с похожим названием:

Причина появления этой картины на данной выставке про зеркала в искусстве понятно из вот этого небольшого фрагмента:

Радуга (двойная, кстати) отражается в воде, wow! Ну понятно, “зеркала к зеркалам липнут”, практически эффект Казимира.

Старикам (=Old Masters, как их называют) везде у нас респект и уважуха, не то, что современные фигли-мигли:

В этом же зале стояла ещё одна инсталляция, которая с одной стороны выглядела вот так (и в целом поражала своей железобетонной неуместностью среди всех этих хрупких зеркал):

Но с другой её стороны открывался вот какой вид:

а в нём и вид на зеркальце. Инсталляция сделана немецким (что немного странновато для этой выставки) скульптором Isa Genzken (точнее, -шей, поскольку это она). Милый такой розыгрыш, микро-парад микро-аттракционов.

Зато в третьем зале нас должен был поджидать ряд самых настоящих Иллюзий и Обманов Глаза (=trompe-l’œil),  ибо такова была его Тема. Обманы глаз поджидали прямо у порога – вот вы думаете, это что?

А это как бы кролик:

Markus Raetz – Metamorphoses II (1992)

Маркус Ретц известен подобными трюками на тонкой грани между дзеном и пошлостью, так что его появление в этой тусовке вполне понятно.

Появление многих других экспонатов была понятно меньше, если честно

Картинка выше – не самостоятельный экспонат выставке, а мой некий стёб над “размытостью критериев” (а также хилый закос под селфи). То, что (не) видно на этой размытой картинке, является вот какой картиной:

Мне никогда не удалось сделать более пристойный снимок, поскольку картина висела в каком-то узком проходе, и невероятно неудачно освещалась, бликуя откуда ни посмотри 😦

Возможно, так было сделано специально, потому что работа-та на самом деле очень известная (наверное, это самый блокбастерный экспонат этой вставки).

Это (довольно смелый, скажем так) автопортрет французской художницы Marie-Geneviève Bouliard (1763-1825), изобразившей себя в образе Аспасии, фигуры сложной и, скажем так, не совсем непротиворечивой.

Вот на всякий случай более внятная репродукция картины:

Согласно одним версиям, Аспасия была одной из самых образованных и талантливых женщин своего времени, в доме которой собирались все известные поэты и философы Афин, включая, например, и Сократа (речь идёт о середине пятого века до эры, которую они тогда не знали, что будут звать “наша”).  По совместительству Аспасия была возлюбленной (“партнёром”, как бы мы назвали это сегодня) Перикла (=“Студентка, комсомолка, спортсменка! Наконец,  просто красавица!”) 

Злые же языки и тогда, и особенно потом, считали Аспасию безнравственной гетерой, да к тому же чуть ли не содержательницей борделя, “из других таких же”. В попытке ответить на вопрос, “так кто же была эта девочка?”, один из историков воскликнул в сердцах “To ask questions about Aspasia’s life is to ask questions about half of humanity”.

Но возвращаясь к ученице Грёза и одной из самых известных художниц Франции конца 18 века: Автопортрет был написан в 1794 году (и даже получил приз на Парижском Салоне в 1795), и со временем стал довольно знаменитым (я могу ошибиться, но мне кажется, что именно на него ссылался Державин в своём послании к Нарышкиной).

Роль зеркальца в этой всей истории непонятна, и скорее всего вписана туда “задним числом”, исходя из понимания образа “комсомолки-красавицы” в конце 18-го века во Франции, а не 5-го века (днэ) в Греции.

С дизайном, она, конечно, промахнулась, но хорошо, что хоть не зеркальная поверхность показана.

Продолжая тему автопортретов, показан был вот ещё какой:

Это Jaro Hilbert, изобразивший себя в 1925 году. Тогда он ещё был словенский художник (точнее, художник из Королевства Югославии, по-моему, это так называлось после Первой Мировой). А после Второй Мировой он уже стал художником французским.

Как и во втором зале, многие другие работы были хоть и  (умеренно) интересны, собраны в целом до кучи. Например, “Букет” некто Dominique Doncre (никогда не слышал по него, ни-до-ни-после):

 

Или “Собаки у Зеркала” (Chiens devant un miroir, 1860s), бельгийца Joseph Stevens-а:

 

Ещё одна картина, снова французского художника Henri Brispot  – “Критик оценивает последнюю работу” (с.1900)

которая, возможно, интересна само по себе, но к зеркалам отношение имеет самое латентное (=притянутое за уши). С другой стороны – ведь есть же оно там!

 

Завершающим “бантиком” в этом зале работала композиция Annie Cantin À toi (2006)

Возможно, из этой картинки не очень понятно, но там внутри каждой из этих штучек(?) было зеркальце, заглянув в которoе можно было увидеть кусочек себя.

(ЗЫ: À toi – это не только название знаменитой песни Джо Дассена, но и вполне повседневное “твой” в французском.)

Засим остаюсь до следующего постинга,

Ваш

PS: Может показаться, что я (и особенно к концу второй части рассказа про эту выставку начал бурчать и стебаться; это не совсем так, и даже если какой-то стёб и присутствует, это, как говорится, не умаляет. Выставка всё равно была и так отличная, а ещё и “годная в зеркальном хозяйстве”.

Advertisements

One thought on “Зеркала в Louvre-Lens (II & III)

  1. Pingback: Louvre-Lens и его (собственные) зеркала | specularum

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s