Зеркала в Louvre-Lens (I)

Exhibitions& Events

Этот постинг должен был быть “легким” и незатейливым, в жанре акынских баек – поехали, посмотрели, смотрите-ка, что увидели! Жанр, скорее всего, таким и будет, а вот с легкостью и скоростью в последнее время проблемы.  Но anyway.

Когда этот проект, про “зеркала в искусстве”, начинался – а это уже шесть лет назад – то мне даже в голову не могла прийти идеи, что в какой-то момент я побываю на выставке, которая будет полностью посвящена – – внимание! – зеркалам в искусстве!

И тем не менее, и тем не менее. Более того, это получилось довольно драматичное такое посещение выставки: я узнал про неё довольно поздно, когда она уже практически закончилась, и посещение случилось в самый последний день!

Картинка выше – плакаты у входа в музей Louvre Lens, которые мы увидели, когда таки добрались туда 18 сентября, в тот самый “последний день” работы выставки Miroirs.

Название музея Louvre Lens не от слова “линзы”, а от название небольшого городка на севере Франции, Lens, который, городок, в какой-то момент договорился с музеем Лувр в Париже об открытии филиала – получился “Лувр в Ленсе”.

История эта довольно свежая, но как-то она прошла мимо моих глаз. Решение об открытии этого филиала было принято ещё в 2004 году, потом его долго строили, строили, и наконец построили и открыли в 2012 году. Музей, кстати, получился удивительно красивый и интересный, здание проектировала японская компания SANAA, а ландшафтный комплекс вокруг – Catherine Mosbach (Mosbach Paysagistes), и вышло всё это у них удивительно славно.  Кроме того, в самом музее не просто собрана отличная коллекция, но она ещё и показана совершенно новым и оригинальным способом – картинка выше показывает начало их огромного зала, в котором показаны все имеющиеся у них работы сразу. Если бы не “строгие рамки” этого проекта, я бы тут написал отдельный (и хвалебный) постинг про этот музей; если я сделаю это в каком-то другом из моих многочисленных блогов, поставлю потом сюда ссылку).

[Кстати, о фирме SANAA – ничего ещё не зная про их проект в городе Lens, я тем не менее писал про них в AMA, когда они в прошлом году залепили проект своего “зеркального поезда“.]

Переходя таким образом к зеркалам: Музей Louvre Lens и действительно затеял провести выставку, полностью посвящённую вопросам “зеркал в искусстве” и прямо так в этой связи и названную – Miroirs, Зеркала.

Выставка, хотя и небольшая, получилась у них очень интересная, и я совершенно не жалею, что попёрся туда “через три страны” (тем более, что всё равно получилось по пути в Париж, куда мы так и так ездили).

Вся выставка размещалась в некотором добавочном пространстве музея, внутри трёх круглых павильонов – вот вид первого из них.

Несмотря на довольно скромные размеры, выставка была довольно “густая” (точнее, мне там всё было интересно), поэтому, боюсь, одним постингом не отделаешься и придётся писать три, по одному на павильон.

Первый был про “зеркала аллегорические” – и аллегоризирующие ни много, ни мало Prudence, Truth и Death (подобные вступительные манифесты были, кстати,  придуманы к каждому павильону):

Но ещё до всяких аллегорий показаны были и вполне обычные зеркала, “аксессуарные”.  Например, прямо у входа висело вот такое зеркало – само по себе ничем не примечательное, но одетое в пышную раму из (искусственной?) черепашьей кости (artificial tortoiseshell? – мне казалось, что это переводится как “панцирь”, но нет, оказалось, что кость)

Девицы, разумеется, немедленно стали использовать зеркало по прямому назначению – для изготовления селфи:

Фрагмент рамы с элементами “черепаховой кости”:

Ещё в этом же зале был представлен необычный туалетный столик, с встроенным в него зеркалом (довольно древний, кстати, середины 18 века – зеркало выше по сравнению с ним было совершенным новоделом, конца 19 века).

И эта, и следующая фотография показывают не только объекты “зеркального искусства”, но и посетителей, которых было довольно много, особенно учитывая вполне рабочий день на дворе.

Официальное название этого столика Table coiffeuse / Table serre-bijoux {Dressing table / Jewellery table} (c.1769), а автором указан Henri Gaspard Feilt.

Основными экспонатами этого зала были вот эти три картины – некоторые из которых и действительно изображали Prudence и Truth (но вот с Death мы не всё там поняли).

Но по порядку.  Вот Prudence – работы некто François Grenier de Saint-Martin (я никогда ничего не слышал про этого французского художника).  Он родился в 1793 году, и, таким образом, эта Prudence была написана им в 25 лет (1818).

 

Интересно, что в качестве описания Prudence приводится цитата из Иконологии Чезаре Рипа (я писал про эту книгу в своё время):

“In order to control his actions, a prudent person must examine and control his defects, something he cannot do without knowledge of himself.” Интересно, что авторы этого текста добавляют описание некого функционала, которого у Рипа не было, но который в целом близок к идее Prudence “как мы её понимаем“:

“The mirror was considered to be the instrument that enabled a person to see who he or she really is. It is also a tool that can broaden our perception of the world, by showing us what lies behind us without having to turn around.”

Если честно, то почему-то не припоминается никакое обильно использование этого функционала человечеством до изобретения зеркал заднего вида в машинах.

А вот последние строки вообще кажутся мне примером отсебятины и “вписывания” произвольных смыслов”, которых там не стояло:

“The mirror, as the attribute of Prudence, conveys the idea of that imprudence – … – is a characteristic of the ignorant”.

Вот зеркало, которое перевозит идею (безрассудства, вестимо):

А вот змея (которая делает героиню немного смахивающей на Клеопатру; даром, что у неё на диадеме змеи):

 

А это уже Truth, или La Vérité  – по версии Paul Rouffio (художника, про которого я не нашёл практически никакой информации. Есть годы жизни (1855-1911) и то, что он был французским художником, и это практически всё.  Картинку датируют ок.1895:

Тема “Истины” (или “Разума”) и роль зеркал в ней (а также изображение этого концепта в виде (обычно обнажённой) женщиной (часто с зеркальцем)) сама по себе очень интересная, но у меня никогда не доходили руки ей заняться настоящим образом”. Как я понимаю, тема почему-то заиграла новыми обертонами именно во Франции, и именно в конце 19 века – но см. предложение про “руки” выше.

В каком-то смысле, эта темы могла бы стать импритинговой для этого проекта, поскольку один из самых-самых первых постингов тут был как раз про зеркальце Королевы Разума (Зеркала в Дамских Городах).

Надо заметить, что само зеркальце Голой нашей Правды не слишком выразительное:

 

Как я писал уже чуть выше, манифест у входа в этот зал наводил на мысль, что третий портрет должен быть про Смерть (Death), но слухи были сильно преувеличены.  Этот роскошный портрет не имеет, судя по всему, никакого отношения к теме смерти.

Он, как пишут в таких случаях, “принадлежит кисти” другого французского художника, Cyprien Eugène Boulet (1877 – 1927), а изображена на нём Madame Jean Trentesaux, née (до замужества) Yvonne Dewavrin (1923). Работа эта настолько “звонкая”, что была выбрана и для плаката про выставку (я начал этот постинг с него), и для обложки её каталога:

Судя по всему, то был довольно успешный художник, награждённый даже за свои заслуги Орденом Почётного Легиона в 1926 году. Но какой-то внятной его биографии я в сети не нашёл.

Зато нашёл какое-то количество других его “зеркальных работ” – например, таких вот:

 

или вот таких:

Судя по всему, тема “Женщины и/у Зеркала” эксплуатировалась им довольно активно, и успешно, настолько, что даже по мотивам его картин даже выпускались открытки:

Некоторые из его “зеркал” более обнажённые, чем другие:

Картинка ниже попалась мне на глаза чуть ли в не в самом начале моего “зеркального пути”, ещё в 2011 году.

Но при этом портрет  Madame Jean Trentesaux ака Yvonne Dewavrin (написанный в 1923 году) мне до этого не встречался. Сейчас-то, после этой выставки, им забит весь интернет, разумеется.

Интересно, что довольно легко находится и (фото) портрет этой женщины (как я понимаю, как раз с г-ном Jean Trentesaux:

Особенного портретного сходства тут не заметно, но это и не главное, главное, что получилась действительно интересная и красивая, не побоимся этого слова, картина:

С точки зрения “зеркаловедения в искусстве” тут ничего особенного нет, такие композиции писал ещё Энгр, а до него Буше, а до него Рубенс (а до них всех какой-нибудь Monogrammist M. (который ещё в 1560 г. хорошо передал остолбенение человека, увидевшего в отражении в зеркале “себя всего”, а не только небольшой кусочек лица):

Но про смерть. Судя по всему, что-то такое в этом зале про Смерть таки было, но то ли я как-то зевнул эту работу, то ли её не повесили (или уже сняли?) Как бы то ни было, уже дома, и в каталоге я нашёл, что в том зале должна была быть вот какая работа (это картинка из каталога):

И очень жалко, конечно, что я так и не увидел её своими глазами, потому что это довольно интересная гравюра, немецкого мастера Даниеля Хопфера Старшего (Daniel Hopfer, иногда Hopffer или Hopper).  Считается, что Хопфер был чуть ли не первым мастером, который стал применять технику офорта, и что у него этому делу учился сам Дюрер.

Поскольку речь идёт уже об оттисках, то точную дату именного этого назвать трудно. Обычно эту гравюру – Death and the Devil Surprise Two Women – относят к 1510-м годам:

Две дамы довольно непринуждённо (чуть не написал “вертят”) держат в руках довольно массивное конвексное зеркало, отражаться в котором должен, по замыслу, череп (а также маленький дрончик-чертенёнок):

+++

Но это ещё не всё – в том же зале были показаны вот какие ещё артефакты:

Один – бронзовое этрусское зеркальце, примерно 400 г. до нашей эры.

Второй – греческая ваза (точнее, лекиф, сосуд для хранения масла, который также использовался и как погребальный дар, особенно в такой богатой росписи):

В описании артефакта в каталоге звучит мысль, что зеркала были маркером феминности у древних гречанок (с чем очень хочется поспорить, но не в рамках этого постинга).

+++

А ещё в том же зале (до кучи, и в никакой связи с заявленными Большими Темами) висело несколько гравюр современного французского художника Marcel Gromaire (1892 – 1971):

Ниже – более крупная версия Nude at the mirror (1923)

и Nude on a chair (1926)

И в той, и в другой работе видны зеркала, но там же висела и специально обыгрывающая эту тему Nude at the mirror (1931)

В каталоге выставки приводятся ещё две работы с зеркалами, но на самой выставке я их не встретил:

Интересно, что в своих “зеркальных закромах” я обнаружил довольно больше число работ этого художника – но все (или почти все) они являются “обманками”. Они на первый взгляд с зеркалами, но приглядевшись, обнаруживается, что это не они.

Вот, например, Nu couché au chevalet (1923) (отличная работа сама по себе, но это картина на подрамнике, а не):

Или Le modèle blond (1927) (тут, конечно, есть шанс, что на стене и действительно зеркальце, но может это и wishful thinking):

Или вот более поздняя работа La femme rousse (1945)

Учитывая все те ранние гравюры и рисунки, где зеркал в изобилии, трудно предположить, что автор “как бы ничего не имел в виду”, изображая объекты, так подозрительно похожие на зеркала. Но может, и не имел.

Есть по крайней мере одна его картина, и очень интересная, где зеркало точно есть – Snow (1912).

Но это очень ранняя работа, она предшествует даже его гравюрам.

Направимся в следующий зал:

Advertisements

2 thoughts on “Зеркала в Louvre-Lens (I)

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s