Francesca Woodman, a Mirrowoman

Этот постинг получился в стиле “из огня да в полымя”. Я только что написал небольшую заметку про интересное использование зеркал в самой ранней порнофотографии, а теперь собираюсь сразу прыгнуть в фотографию самую что ни на есть современную, и посмотреть, как обстоят дела с зеркалами (и обнажёнными женщинами) в ней (и в связи с написанным в скобках этот постинг тоже будет довольно #nsfw).

Разумеется, за всю “современную фотографию” за один постинг никак не получится, поэтому придётся по кусочкам. Сегодняшний будет про Франческу Вудман (Francesca Woodman) и её зеркала. Выбор, конечно, не самый очевидный, но просто так случилось, что мы недавно попали на очень большую выставку её работ (в музее фотографии FOAM в Амстердаме). Практически все её “зеркальные” фотографии, которые там были показаны, я знал и так (хотя, как обычно, был интересно всё посмотреть “живьём”), но было также и много новых и неизвестных мне работ (пусть и не зеркального).

Про всё это и будет рассказ (сразу могу добавить, довольно незатейливый, в формате wysiwyg).

Для начала – вся работа, показанная на врезке, целиком:

 

Молодая девушка, ползающая голышом по каменному полу, при этом странно, как какое-то животное, заглядывающая в прислонённый к стене осколок зеркала. Что этим всем как бы хочет нам сказать автор? (Который, как мы вскоре обнаруживаем, на этом снимке и самоизображён)?

Сразу же можно заметить, что это не самая банальная версия показа взаимоотношений женщины и зеркала в искусстве. И так оно и есть, работы Вудман всегда были очень нестандартными, по крайней мере, для её времени (и, добавим, места – США). Официальное название этой работы (точнее, серии работ) – Self-Deceit, Самообман (1977)

Ещё хочется заметить, что это очень крошечная работа. Как и большинство других фотографий Вудман, это отпечаток примерно 8 x 8 см, так что “в жизни” всё выглядит примерно вот так:

Это фотография вместе с посетительницей – с одной стороны, чтобы ещё лучше передать масштаб, но также показать и некую “целевую аудиторию” этих работ. Целевую не в том смысле, что Франческа Вудман целилась именно в современных хипстеров (точнее даже, в -ш), а просто так случилось, что на сегодня именно они являются самой резонирующей с её творчеством группой.

***

Но да немного базовых фактоидов. Полное имя нашей сегодняшней героини –  Francesca Stern Woodman. Она родилась 3 апреля 1958 года и покончила с собой, выпрыгнув из окна, 19 января 1981, в возрасте всего 22 лет. Поэтому рассказ про её творчество и не может быть уж очень длинным, к сожалению. Она могла бы жить и до сих пор, и стать очень известным артистом – или не стать, а жить “просто так” (например, её родители по-прежнему живы). Но вот нет 😦

О родителях: её отец, Джордж Вудман (George Woodman) был художником (а позже он и сам начал заниматься фотографией), а мать – Бетти Вудман (Betty Woodman) – довольно известным скульптором. Таким образом, Франческа с самого раннего детства росла в т.н. Артистической Среде.

Географически её детство прошло в Колорадо, а потом в Массачусетсе, но практически каждое лето их семья проводила в Италии, возле Флоренции, где они снимали ферму-студию (в результате Франческа довольно хорошо знала итальянский язык).

Считается, что она стала заниматься фотографией очень рано, чуть ли не с 10 лет, но самые ранние её сохранившиеся снимки относятся к 1971 году, когда ей было 13. Позже арт-критики вот как опишут этот один из самых первых её автопортретов:  “…She denies her face to the camera, so that we can only see her hair, but her left hand is holding a [shutter-release] cable linked to the camera.”

 

Сегодняшний зритель может с разбегу принять этот шнур за selfie-stick. Это не он, но всё равно неизбежно как-то закрадывается мысль, что всё творчество Франчески Вудман – это одно огромное, растянувшееся на много лет селфи.

Вот ещё одна из ранних работ (пока без зеркал, но всё равно в каком-то роде предвосхищающая все её остальные работы: Девушка, Снимающая Сама Себя в Странных Пространствах):

***

В 1975 году Франческа поступает в Rhode Island School of Design, в то время не очень большую, но уже тогда престижную и дорогую школу искусств (сейчас она уверенно входит в десятку лучших арт-школ Америки). Она продолжает заниматься преимущественно фотографией, хотя время от времени делает и другие работы (например, видео или графические вещи). Надо помнить, что фотография тогда немного отличалась от сегодняшнего “нажал кнопку и потом немного подправил в фотошопе)”; не только никаких компьютеров не было, но фотография была довольно алхимическая, с химикатами, тёмными комнатами и красными фонарями, вот это всё.

Интересно, что один из самых первых её студенческих проектов использовал зеркало. Вот этот вот снимок чаще всего показывается в качестве “первого зеркала” Вудман: “She kneels on a heavily framed mirror placed flat on the floor. Her head and upper body are in motion….”

Как многие другие её фотографии, он очень маленький, 9 х 9 см. В принципе, Франческа могла бы печатать и намного более крупные отпечатки – она использовала среднеформатную камеру, где размер самого негатива был почти 6 х 6 см. Например, ей ничего бы не стоило печатать очень большие снимки (скажем, 60 х 60 см) без сильной потери качества. Я не знаю, почему это не происходило – точнее, я могу догадаться, что это было не так уж и легко – и финансово, и просто технически, для печати больших отпечатков нужны всё-таки солидные лаборатории. Но не очень понятно, почему их потом не печатают больше.

Как бы то ни было, так сложилась, что подавляющее число её работ и сегодня показывают именно такими, маленькими (и поэтому они часто оформляются в огромные паспарту, чаще белые, но иногда чёрные):

Но несмотря на то, что снимок маленький, рассказ про него может получиться большой.

Если бы я был какой-нибудь Вилем Флюссер или Ролан Барт, я бы с лёгкостью намолотил бы целое большое эссе, а то и маленькую книжечку только по поводу одной этой работы. Но я не они, поэтому ниже просто список коротких мыслей на полях.

Как ни забавно, но самой первой “зеркальной ассоциацией”, наводимой этой работой, могут быть зеркальные авто-портреты легендарной Марции (см. Марция и Зеркала) – там тоже есть женщина, изображающая саму себя, при помощи зеркала. Но намного сильнее другие ассоциации, конечно – вся длинная вереница рассматриваний женщинами самих себя в зеркале (и как подвариант – подсматривания за собой при его помощи).

Подвариант тут кажется даже более применимым, чем сам вариант, потому что от классического “рассматривания/любований” тут остались рожки да ножки (например, полностью отсутствует весь аппарат глаза/лицо/голова. А вот для подсматривания есть практически всё, что нужно в таких случаях – и сами parti intime, и неразрывная связь reveal & conceal, и вообще вся “неловкость момента”, который как бы должен быть приватным, но делается публичным.

 

Тема использования зеркал в таком контексте (и с такими целями) интересует меня давно (назовём это “иконография рассматривания себя в зеркале”), но до какого-то отдельного постинг дело не дошло. Вот, например, некоторые примеры “из старенького” – обе эти работы приписывают Хансу Балдунгу (Hans Baldung):

Тут важно отметить, что у Балдунга это не просто “женщины, рассматривающие свои интимные места”, а “ведьмы, рассматривающие свои интимные места” – и делают они это не просто из-за досужего любопытства, а с “целями и задачами” [тут должны стоять ссылка на постинг про всё это дело, который так пока и не дописан].

“Всё это дело” довольно обильно представлено и не только у Балдунга – вот лишь два примера других ведьм, занимающихся примерно тем же:

 

Первая работа тут как-то показывалась уже, хотя и давно, в постинге про сцилл – это гравюра Agostino Veneziano, известного так же как Agostino de’ Musi, обычно описываемая как La strega (Ведьма) (c.1515).

Вторая – недавно найденный мной рисунок, который приписывают голландскому мастеру Arent van Bolten (1573– 1633), на котором тоже показана ведьма – и тоже как бы рассматривающая свои гениталии (но см. упомянутый выше ненаписанный постинг, в котором объясняется, почему это не совсем это).

 

Несмотря на то, что мем “ведьмы” вышел из обихода, сам сюжет стал чуть ли не ещё более популярным – ниже показаны уже намного более современные работы – так называемые “Исследовательницы” Франца фон Байроса (Franz von Bayros, ок. 1890) и  “Интимные расследования” (1926) Поля-Эмиля Беката (Paul-Émile Bécat):

 

В т.н. наши дни тема, разумеется, тоже обильно присутствует, хотя чаще на “девиантных маргиналиях”:

Но есть во всём этом, как говорится, и нюансы. Подобные работы предполагают позицию автора-художника (=мужчины), который всё это изображает (=подсматривает за подсматриванием). Мне что-то не припоминаются никакие подобные работы женщин-художниц про самих себя.

Кроме, как раз, Франчески Вудман. Которая, кстати, сделал не одну только ту работу, которую я показал выше, а целую серию “на эту тему” (и две другие фотографии известны гораздо меньше):

Я не могу сказать точно (да и никто уже не сможет, наверное), но мне кажется, что самой-самой первой фотографией (и, соответственно, самым первым “зеркалом”, сфотографированным Франческой) была последняя из трёх, более конвенциональная, но всё равно довольно нетрадиционная (для зеркал_в_искусстве) работа.

***

Я не перескакиваю сразу к следующим её зеркалам, а покажу ещё пару работ этого периода (примерно 1975-76 годы), которые можно описать как “злоключения тела в странных замкнутых пространствах”:

 

В каком-то смысле эта тема и останется главной в её работах. Даже когда она начнёт снимать работы “на улице”, то подобные “злоключения” всё равно будут всегда присутствовать, в виде странных поз, изогнутых и изломанных “точек зрения” и тому подобных штук.

Тут я, как водится, выбираю только те работы, на которых есть зеркала (но и на других все эти мотивы присутствуют довольно обильно):

Впоследствии, уже задним числом, горе-критики углядели тут “мотивы смерти”, которая чуть ли уже не подкрадывалась на цыпочках: “…A woman apparently dead at the lip of the ocean, reflected in the mirror of another woman whose own face is displaced by that very mirror.”

***

Тема маски, подмены лица (displacement, как там написано в цитате выше) тоже станет очень важной для Франчески. Наверное, самой известной её фотографией является вот эта – “Three nude women, including Woodman, holding photographs of Woodman’s face in front of their own, with a fourth portrait taped to the wall”:

Её популярности не убавило, разумеется, размещение этой работы на обложке одного из самых известных альбомов её работ, изданного десять лет назад издательством Phaidon:

 

Судя по всему, это была какая-то очень важная для неё проблема, вот это вот “слоистость я”, луковая структура личности, когда под верхним слоем скрывается… ещё один слой, которым то же самое итдитд.

На выставке в FOAM показывали несколько коротких фильмов (я до этого не знал, кстати, что она снимала фильмы тоже), всё содержание которых сводилось к показу процесса (само)шелушения…

 

… который, если прокрутить плёнку в другую сторону, становится тогда процессом само-маскировки, завёртывания себя в какие-то плёнки и оболочки:

***

В 1979 году Франческа выигрывает в своей школе стипендию-тур для поездки в Рим, где она проживёт почти год. Там, в Риме, она снимет свою самую известную, наверное, серию работ с зеркалами, так называемый Самообман  (Self-Deceit).

Фотография, с которой я начал этот постинг, была как раз первой в этой серии; пользуясь случаем, покажу её ещё раз:

В этой работе мощно всё, точнее, она мощно переворачивает сразу все каноны известнейшего сюжета “Девушка и Зеркальце”. Все другие работы этой серии занимаются тем же, и не менее мощно, а вся эта серия вместе вообще образует целую новую эпоху в данном жанре.


Self-Deceit Series II (1978)

Self-Deceit Series III (1978)

Self-Deceit Series IV (1978)

 

Для других работ я не знаю их “порядковые номера”, поэтому покажу их “так”

 

Последняя работа, кстати, очень revealing, раскрывающая, не столько девушку, сколько внутреннюю кухню этой серии. Считается, что свои работы Франческа делал сама, при помощи автоспуска (то есть, устанавливая на камере режим, которые она могла запустить, но который делал сам снимок чуть позже когда девушка могла занять место “модели”.

Но вот на этой модели мы видим “другие ноги” (и человека (мужчины?), и штатива). Сделана ли так только эта фотография, или все другие тоже – я не знаю. Если окажется, что Франческу снимал кто-то другой, то многие интересные вещи из этих работ пропадут (даже при условии, что Франческа оставалась бы полновластным “режиссёром”) . Но – чего гадать без данных (которых у меня нет).

***

Следующая её большая “зеркальная” серия сделано уже в Америке, скорее всего, в Нью-Йорке, куда она переехала из Род-Айлнда после выпуска из школы дизайна в 1978 году (просто для контекста – ей в это время 20 лет).

Серия называется A Woman. A Mirror. A Woman is a Mirror for a Man (Женщина. Зеркало. Женщина – Зеркало для Мужчины). В каком-то смысле это повтор “итальянской серии”, некоторые комбинаторные эксперименты по размещению себя и зеркала (и кошек) в пространстве.

Все эти немного странные, часто абсурдные, всё время чуть-чуть изломанные позы “что-то” напоминают, конечно – в голову может прийти и Дега, и потом Тулуз-Лотрек или Эдмон Шиле (а ещё работы немецких экспрессионистов, некоторые из которых переросли в дада и сюрреализм, в том числе, и в фотографии).

Но есть и большая разница, и она возникает и от самого факта автосъёмки, но ещё и от специфической техники. Нужно представить, что для каждого такого снимка Франческа должна была выставить на камере все параметры, поставить её на автоспуск – а потом быстро бежать “занимать место”. Всегда не очень точно, всегда с элементами неизбежной импровизации; не случайно её стиль называют очень “джазовым”.

И как раз лучше снимки всегда те, кто “немного недобежала”, встала (или села) не совсем так – что делает снимок не выверенно-модельным, а непредсказуемым и живым.

 

 

Следующая работа стоит немного особняком, на ней то же самое зеркало, но обыгрываются другие мотивы (тех самых плёнок). Но она и называется уже по-другому (My House, Мой Дом).

***

Это же зеркало (но также и ещё одно) использовалось в другой серии, с моделью-мужчиной (Charlie the Model)

Вот на этой фотографии лучше всего заметна работа с двумя зеркалами – как и многие другие до неё, Франческа неизбежно пришла к выводу, что два зеркала интереснее, чем одно (принцип not one, but two).

 

Ещё одна отдельная работа этого же периода (1878-1879 года).

 

А следующие две фотографии относятся к самому-самому последнему периоду, примерно 1980-й год. Они отличаются от всех до этого тем, что в зеркало (и таким образом в кадр) попала и камера.

 

 

Судя по всему, некоторое неравнодушие Франчески к зеркалам было хорошо знакомо её кругу друзей и коллег. Известна её фотография, сделанная некто Douglas D. Prince – тогда совсем молодой, а сейчас довольно известный фотограф:

Francesca Woodman in her studio (1978)

 

Все ли это фотографии с зеркалами? Скорее всего, нет – она снимала очень много, счёт идёт на десятки тысяч снимков,  большинство из них по-прежнему в архиве её родителей. Многие из них хранятся в форме негативов, то есть, они не были напечатаны при жизни самой Франчески). Но многие напечатаны были, и Франческа довольно активно рассылала их как в арт-галереи, так и в арт-журналы. Но ни там, ни сям особого успеха они не имели, ни финансового, ни хотя бы с точки зрения арт-критики (а соц.сетей тогда ещё не сделали).

Как сейчас предполагается, Франческа страдала от приступов депрессии, которые только усиливались от всяческих жизненных неурядиц. Свою первую попытку самоубийства она предприняла в октябре 1980 года, после разрыва отношений со своим тогдашним партнёром и одновременно неудачной попытки получить стипендию National Endowment for the Arts, американского федерального агентства, поддерживающего художников.

После этого она переехала жить к родителям в Манхеттен. 19 января 1981 года она выпрыгнула из окна квартиры на десятом этаже.

***

Слава пришла к ней только после смерти, да и то далеко не сразу. Постепенно стали издаваться её книги, альбомы с фотографиями, дневники, а потом и всё подряд. Примерно через 20 лет Франческа Вудман стала близка к культовой фигуре, особенно в некоторой среде… хипстерствующих феминисток? феминных готов? Я затруднюсь точно описать эту группу, но вот посещение выставки в Амстердаме только подтвердило, что её фотоискусство – точно не для всех. А для очень определённой группы людей.

 

 

В этой среде творчество Франчески популярно невероятно, и является предметом многочисленных подражаний ака хомажей, многие из которых также содержат зеркала:

 

***

В 2011 году вышел большой документальный фильм про неё и её семью – The Woodmans. На обложке фильма (и сопутствующем плакате) можно найти как минимум три её работы с зеркалами. Судя по описаниям, фильм представляет из себя монтаж нескольких больших интервью с её родителями, братом и кем-то из близких друзей, вперемежку с фотографиями и кусочками её же фильмов. Критика вроде бы оценила фильм на хорошо, но я пока не видел его, и ничего сказать не могу.

 

Я часто завершаю постинги про живущих ещё художников (например, тот же Капур) словами типа “Рано ещё говорить что-то определённое, мало ли что они ещё покажут нам в своих зеркалах”. Несмотря на то, что Франчески Вудман нет в живых уж 35 лет, к ней эти слова тоже применимы – мало ли что потом там зеркального ещё откроется, среди десятков тысяч её снимков.

Но даже тех, что уже известны, хватает, конечно, для большого зеркального респекта_и_уважухи.

 

Advertisements

10 thoughts on “Francesca Woodman, a Mirrowoman

  1. Вероятно не совсем в тему, но возникли два интересных момента.
    Сначала о Вашей теме «Плоскости отражения златокузнеца Якоба Хоффмана из Нюрнберга»
    https://specularum.wordpress.com/2013/02/03/плоскости-отражения-пенца/
    Там было обещано продолжение, оно было?
    Вот это представленное Вами зеркало

    вероятно, реально одно из самых первых изображений плоских стеклянных венецианских зеркал. Правда меня немного напрягает дата написания данной картины 1544 год, по косвенным данным, более вероятно 1545.
    Вероятно, первое письменное упоминание плоских стеклянных зеркал приведено в книге Дж. Кардано «О тонкости вещей», изданной в 1550 году. А во втором издании 1554 года, уже дается вот такое изображение зеркала.

    Описанное свойство данного зеркала, наличие двойного изображения, подтверждает, что это стеклянное зеркало с амальгамой!
    Если прикинут, год или два, на собирание материала Дж. Кардано, то где-то году в 1548 уже было в ходу венецианское плоское стеклянное зеркало.
    Разрыв всего в три года! Но все равно зеркало на картине Пенца, можно считать самым первым изображением плоского стеклянного зеркала.

    • Пардон, я тут отбегал ненадолго, и пропустил все ваши комменты-вопросы. И да, они интересные, но “не в тему” – то есть, не тему Франчески Вудман, про которую постинг. Лучше задавать какой-то вопрос в том постинге, про которые он (например, вопрос про Пенца там и спрашивать). Система всё равно комменты до меня доносит, где бы они не писались (другое дело, что я в эту “систему” вообще не заглядывал – но это “другое дело”).

      Если по этому, вашему делу – ну, не знаю, люди говорят, что первые плоские зеркала начали делать ещё в начале 16 века. И на картинах тому множество доказательств. Лично я считаю, что одно из самых первых плоских зеркал было показано Беллини, в его Двойной Даме (http://ow.ly/cO6C300Jc9C) – я писал не раз, что считаю, что одним из основных смыслов для Беллини было показать смену технологий. Тот же самый мотив мы видим и у Тициана (http://ow.ly/kfds300JckL).

      И то, и другое – это примерно 1512-15 годы, намного раньше, чем середина века, как у Пенца. Плоские зеркала, уже довольно большие, появляются в Бордоне в 1520-30 года, (http://ow.ly/iEsK300JcNq), а к середине века тот же Тициан уже показывает просто огромные плоские зеркала своих Венер.

      Другое дело, что несмотря на большой размер, это по-прежнему могли быть довольно фиговые по качеству зеркала – и именно из-за амальгамы, из-за способа. которым наносился металл (и какой металл). И златокузнец у Пенца мог радоваться и просто факту, что он сделал своё, “немецкое” зеркало, или же тому, что оно по качеству было даже лучше венецианских.

  2. Второй момент, о конвексных зеркалах. Попалось мне несколько сообщений о ярославских зеркалах, ну и сделалось предположение, что они стальные, конкретно закаленное железо!
    А у приведенного Вам Ханса Балдунга случайно не стальные (железные) зеркала???
    Потом появилось вот такое крайне любопытное стальное конвексное зеркало из книги Хартлауба.
    http://digi.ub.uni-heidelberg.de/diglit/hartlaub1951/0201?sid=6a129fe2fbe87b11b1d74b335309da07&nixda=1&ft_query=Stahl&navmode=fulltextsearch

    • Это интересный момент, и мне попадалось что-то похожее – например, когда я писал про щиты-“зеркала” – вот тут есть пара примеров http://ow.ly/HNq2300JdlO. Но подозревать, что зеркала того же Балдунга (да и вообще конвексные зеркала) не из стекла, а из железа – это, конечно, слишком. Эти ребята сделали оч.много усилий, чтобы показать именно стеклянность своих зеркал.

    • Это интересный момент, и мне попадалось что-то похожее – например, когда я писал про щиты-“зеркала” – вот тут есть пара примеров http://ow.ly/HNq2300JdlO. Но подозревать, что зеркала того же Балдунга (да и вообще конвексные зеркала) не из стекла, а из железа – это, конечно, слишком. Эти ребята сделали оч.много усилий, чтобы показать именно стеклянность своих зеркал.

  3. И один из принципиальных моментов, то, что такие зеркала делались конвексными. Данный момент, в некотором смысле, объясняет наличие такого большого количества изображений конвексных зеркал. Хотя стеклянные конвексные зеркала изготовляли, скорее всего, в одном единственном месте. Далее имеются некоторые сведения, о том, что именно стальные зеркала были созданы самыми первыми, а те, что из бронзы, в некотором смысле, итальянская подделка под стальные зеркала.
    Мои предварительные идеи по стеклянным зеркалам можно посмотреть здесь.
    http://edgeways.ru.mastertest.ru/forum11/read.php?22,631559
    http://edgeways.ru.mastertest.ru/forum11/read.php?22,626932

  4. Пардон, я тут отбегал ненадолго, и пропустил все ваши комменты-вопросы. И да, они интересные, но “не в тему” – то есть, не тему Франчески Вудман, про которую постинг. Лучше задавать какой-то вопрос в том постинге, про которые он (например, вопрос про Пенца там и спрашивать). Система всё равно комменты до меня доносит, где бы они не писались (другое дело, что я в эту “систему” вообще не заглядывал – но это “другое дело”).

    Если по этому, вашему делу – не, не знаю, люди говорят, что первые плоские зеркала начали делать ещё в начале 16 века. И на картинах тому множество доказательств. Лично я считаю, что одно из самых первых плоских зеркал было показано Беллини, в его Двойной Даме (http://ow.ly/cO6C300Jc9C) – я писал не раз, что считаю, что одним из основных смыслов для Беллини было показать смену технологий. Тот же самый мотив мы видим и у Тициана (http://ow.ly/kfds300JckL).

    И то, и другое – это примерно 1512-15 годы, намного раньше, чем середина века, как у Пенца. Плоские зеркала, уже довольно большие, появляются в Бордоне в 1520-30 года, (http://ow.ly/iEsK300JcNq), а к середине века тот же Тициан уже показывает просто огромные плоские зеркала своих Венер.

    Другое дело, что несмотря на большой размер, это по-прежнему могли быть довольно фиговые по качеству зеркала – и именно из-за амальгамы, из-за способа. которым наносился металл (и какой металл). И златокузнец у Пенца мог радоваться и просто факту, что он сделал своё, “немецкое” зеркало, или же тому, что оно по качеству было даже лучше венецианских.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s