Prudence идёт нa Север

У прошлого постинга про Prudence есть две возможности для продолжения – вперёд и назад. Вопрос, почему  современники Фомы Аквинского (тот же Джотто) решили, что вперёд смотрящей Предусмотрительности обязательно нужно приделать зеркальце, уводит в т.н. глубь времён и в необходимости копания в таких вещах, про которые я знаю пока мало (например, зеркала (в) Византии, или зеркала и связанные с ними верования этрусков и/или римлян).

Но также интересен и вопрос – что случилось со всей этой темой потом, и в других географиях. Интерес этот в основном досужий, потому что ответ более-менее ясен заранее – случилось то же, что и со всеми другими темами, которые брали, копировали, на ходу меняя, иногда от непонимания, чаще просто от “испорченного телефона”, но время от времени и от неодолимого желания привнести что-то своё.  Но хотя общий ответ и ясен, остаются нюансы; ими и займёмся.

Выше, например, показан один из рисунков Рубенса. Любой человек, прочитавший прошлый постинг, безошибочно определит сюжет как Prudence – причём, полновесную такую Prudence, и с двумя головами, и с зеркальцем. Откуда Рубенс мог узнать про подобное изображение этой добродетели?

Можно просто гадать, а можно и просто показать – вот откуда:

Выше приведена только деталь, хотя и центральная, одной из фресок Рафаэля. Вот более “крупный план

А вот вообще “вид целиком”:

(Это не мои фотографии, мы так и не добрались пока до Ватикана, где в Папском дворце она украшает одну из так называемых Станец (?), или Комнат Рафаэля (Stanze di Raffaello)). Фреска с Prudence находится в зале, название которого перевели на русский как Станца делла Сеньятура (Stanza della Segnatura), хотя правильнее было бы обозвать её Подписной или что-то в этом роде. В этой зале подписывались все папские буллы и вообще “работали с документами”, поэтому там такое соответствующее содержание – например, там же находится знаменитая Афинская школа, где Рафаэль изобразил многих мудрецов древности, включая и Аристотеля (а руках которого чуть ли не Никомахова этика; но, может, это я немножко додумал).

Фрески эти огромные, на самом деле, и я уверен, что пусти козла в огород, я бы многое так насмотрел  и ещё чего интересного. Например, меня давно интересует смысл и назначение вот этого предмета (и его возможную связь с разнообразными “зеркалами”):

Предмет можно найти в самом центре другой фрески, находящейся в той же самой зале, что и Prudence; фреска называется La disputa del sacramento, но разнообразные учёные мужи дискутируют тут не вообще о всех сакраментах (таинствах), а именно о таинстве Пресуществеления, или Transubstantiation. Точнее, само таинство называется Евхаристия (εὐ-χᾰριστία, от греч. εὖ — добро, благо и χάρις — почитание, честь, уважение), а в его процессе пресловутые Хлеб и Вино начинают не просто репрезентировать или символизировать тело и кровь Известно Кого, а в каком-то смысле ими и являться (for real).

Известно Кто вот как изображён во всём этом контексте:

А большую картинку фрески целиком можно посмотреть тут.

Но это я сильно отвлёкся от основной темы. Просто хочу добавить, что нахождение зеркальца в руках у девушки-кардинальной добродетели Prudence кардинально же и изменило мои представления о якобы беззеркальном Рафаэле (см. Мадонны без Зеркал). Причём, на фреске изображено не просто некое символическое, а вполне “работающее” зеркальце, в котором можно даже увидеть отражение.

Эта серия фресок гипер-знаменита, и всегда была предметом копирования, и для студентов в самом Риме, и для многих художников, которые потом веками ездили в Италию, чтобы насмотреться и накопироваться, часто на всю оставшуюся жизнь.

Вот, например, рисунок по мотивам Рафаэля другого итальянского художника, Карло Маратты (Carlo Maratta), сделанный примерно через 150 лет после создания оригинальных фресок в 1508-11 годах.

Рубенс, с рисунка которого я начал этот постинг, прожил, с перерывами, больше семи лет в Италии, с 1600 по 1608 годы (и в результате чего во много и стал тем, что мы сейчас понимаем под Рубенсом). В Риме он оказался первый раз в 1601 году, и скорее всего этот рисунок примерно тогда и был сделан. Интересно, что даже делая копию, Рубенс всё равно добавил немного отсебятины – например, в его версии у зеркальца появляется ручка, которой у Рафаэля не было.

Разумеется, Рубенс не был первым, кто донёс вот такую вот иконографию Prudence, с головами, зеркалами, змеями и всем прочим, до европейских северян.

Вот, например, известная гравюра Ханса Себальда Бехама (Hans Sebald Beham) – я писал про него немного про него и его брата в постинге про другого Ханса, Балдунга (см. Ведьмы Ханса Балдунга), но почему-то тогда мне не попалась это зеркальце:

Hans Sebald Beham – Prudence (1539)

У Бехама нет второй головы, зато есть змея – а ещё крылья, и разнообразные измерительные инструменты.

Как я понимаю, на умы современников очень повлияла версия Дюрера, нарисованная им предположительно в самом конце 15 века (1495?), возможно, тоже после его первого путешествия в Италию в 1495-95 годах.

Albrecht Dürer – Die Klugheit (Prudence) (с.1495)

В немецких землях змейка превратилась дракончика, а в остальном это вполне полноценная Prudence.

Когда я пишу про “влияние на умы”, это не означает только повторы и перепевы своими же братьями по цеху, а такое состояние, когда подобное изображения становится для многих людей частью картины мира, А как же иначе-то можно?

Для такого нужно включение образа во что-то, используемое часто, лучше повседневно. Роспись в церкви или домашний алтарь – неплохо (для того времени), но хочется что-то ближе к телу дому. Например, я нашёл несколько версий игральных карт, на которых используется очень похожее изображение – и для меня это неплохой вариант подобной “близости”.

Карты Таро – это не совсем “игральные карты”, конечно, но всё-таки их использование было довольно широким, особенно в Италии и Франции, где в них реально играли (а не (с)только использовали для гаданий). Левая карта – довольно старая, примерно середины 18го века, а правая – из современной версии, сделанной “под старину”.

На обоих показана карта XXXV  (соответственно, Prudence) из так называемой Колоды Монтеньи (Mantegna Tarot Set, или Mantegna Tarocchi). Одно время считалось, что гравюры для этих карт были действительно сделаны Андреа Мантенья (Andrea Mantegna), итальянским живописцем 15 века из Падуи, но сейчас большинство экспертов считают, что это, скорее, городская легенда. Хотя какие-то заимствования из гравюр или картин Мантеньи могли и иметь место, разумеется – но я пока не нашёл ничего похожего в его собственных работах.

Видел ли Дюрер эти самые оригиналы (что вероятнее) или уже какие-то их версии в виде карт Таро, сказать трудно, но своё дело он сделал, принеся такой вот образ Prudence в северные земли Германии тоже. В этой связи у меня, кстати, очередное переписывание истории (я имею в виду историю изображения зеркал в искусстве). В прошлой её версии Дюрер тоже практически не рисовал зеркал (см. Нет зеркала у Кранаха – (почти) нет их и у Дюрера); я тогда нашёл какие-то предположительные зеркала Дюрера, но всё как-то было сомнительно. В подлинности этого рисунка обычно не сомневаются, и зеркальце на нём вполне достойное.

Дальше можно залепить длинный, предлинный ряд картин и гравюр различных мастеров, изобразивших Prudence, и начать ковыряться во всевозможных нюансах иконографии этой добродетели (у меня за короткое время и без каких-то особых усилий скопились многие десятки версий). На приводить всё полными рядами не очень-то хочется, поэтому я покажу только несколько самых типичных образцов.

Вот незатейливая Пруденция Корнелиса Массайса (Сornelis Massijs), художника из Антверпена начала 16 века (пропала вторая голова).

Вот версия другого мастера из Антверпена, некто Яна, или Йохана Вийрикса (Jan/Johannes Wierix) – она немного напоминает дюреровско-мантеньевскую, но потеряла и всех драконов и змей по пути, да и голова осталась одна (по иронии, на этом отпечатке как раз виден и силуэт другой головы, но я не думаю, что здесь имелась в виду голова пресловутого старца, скорее, это просто след наброска):

Johannes Wierix – Prudence (1579)

Вот аллегория Предусмотрительности по версии Лукаса из Лейдена:

Lucas van Leyden – Allegory of Prudence (1530)

Это интересный вариант – здесь тоже нет ни змей, ни многоголовия, зато на заднем фоне появляется второе зеркало – большое, настенное и тоже конвексное (как, впрочем, и маленькое зеркальце в руках у Prudence). Девушка здесь показана практически обнажённой, и если бы не пояснительная надпись, её легко можно принять за ту же Венеру (а то и Vanity).

Как я понимаю, такие соскальзывания и случались регулярно – с одной стороны, сами художники могли изображать девушек-добродетелей довольно амбивалентно, да и зрители потом могли видеть в них то, что им больше хотелось в тот момент.

Вот, например, гравюра, автором которой считается Яков Матам (Jacob Matham), но также считается, что он сделал эту гравюру по одному из рисунков Хедрика Гольциуса (Hendrick Goltzius)

Здесь нет ничего, что бы явно указывало, что это Prudence – кроме зеркальца, которое, как известно, в контексте держащей его голой женщины может быть атрибутом практически чего угодно.

Но при этом Гольциусу приписывают ещё одну работу с девушкой и зеркальцем:

Hendrik Goltzius – Allegory of Sight (or Juno) (1598)

– но которую интерпретируют то как аллегорию Зрения (как часть известных серий про Пять Чувств, про которые я писал – см. Чувственных зеркал пяток), а то и как изображение богини Юноны (Juno, которая у этрусков была известна как Uni, а у греков Герой, супругой Юпитера; во всех этих случаях отличительной её особенностью считалась способность предсказывать будущее).

Но эти изображения, включая и путаницу с тем, кто есть кто, интересны ещё и потому, что существует ряд других Пруденций Гольциуса. В изображение одной из них он вставил свой фирменный знак, искорёженные пальцы правой руки (что, кстати, подсказывает, что это некая зеркальная версия гравюры):

Hendrick Goltzius – Prudence (с.1590)

Тут есть целый две змеи, и две головы тоже – но нет, собственно, зеркальца.

Но – зеркальце появляется на другой, более поздней и, наверно, самой известной ( и самой страшной) его Пруденции

Arcanas rerum forutor Prudentia causas,
Prateria ancipiti vista videos futura.

как бы говорит нам эта картинка. Обычно я в таких случаях пишу “Что в переводе часто значит “и тут даётся какой-никакой перевод, или найденное в сети точное выражение, или хотя бы и Google Translate”. Но в этот раз ни то, ни другое как-то не сработала. Если вы вдруг знаете смысл этой надписи, дайте, пожалуйста, знать; пока у меня выходит что-то очень незатейливое, типа

В таинственное прошлое (взад) смотрит Пруденция,
И так она может ожидать (предугадывать) будущее.

Но это очень, очень вольный пересказ.

(А надпись на первой гравюре я не взялся “переводить”, поскольку я даже записать-то её на латынь правильно не могу).

Как я уже говорил, подобных Пруденций в различных не-итальянских землях было намолочено море, и со временем не только в форме классических картин или гравюр (или скульптур – которых я, впрочем пока не показал), но и в самых разных других медиях. Как и с более конвенциональными вещами, я покажу лишь несколько примеров.

Первый не так далеко ушёл от обычных гравюр, разве что Prudence здесь на самостоятельный предмет изображения, а лишь его элемент – в данном случае, часть виньетки портрета – некто Tobias Scultetus (я не знаю, кто это такой) (1610):

Ещё один пример – использование фигуры Prudence в картуше (так это, по-моему, называется) карты.

Здесь присутствует и змея, но по такому случаю попирается ещё и рыба:

(просто для порядка – карта (к слову, Канарских островов, на которые мы тоже пока так и не) издана голландским картографом Иоганном ван Кёленом (Johannes van Keulen), примерно в 1680 году).

А вот совсем интересный экземпляр – это некий кубок (технически говоря, бокал, но реально никогда не использовавшийся для питья). Он изготовлен в самом начале уже 18-го века, амстердамским ювелиров Яном Ланкхорстом (Jan Lankhorst) – подставка которого призвана репрезентировать всю ту же Prudence:

У неё есть зеркальце, и судя по всему, насколько я могу судить, есть и змея, и она даже что-то такое попирает, по-моему. Есть ли у неё вторая голова, я не знаю, потому что у меня только одна фотография этого кубка.

Я упоминал скульптуры – их есть тоже. Вот, например, какая Prudence стоит в королевском дворце в Амстердаме – так называемый Het Paleis op de Dam (он в принципе открыт для публике when not in use, как там написано, и скульптуру можно даже увидеть своими глазами).

Статуя была сделана около 1665-го года, известным в то время фламандским скульптором Артусом Квеллинусом Старшим (Artus Quellinus the Edler). В том же зале стоит и ещё одна его скульптура, символизирующая Справедливость (Justice)

– в которой меня, конечно же, заинтересовал жезл с солнцем(-зеркалом?) Но это уже другая тема, ей надо будет заниматься отдельно.

То, что добродетели ходят не по одиночке, а парами или даже группами – не исключение, а, скорее, правило. Почти все девушки, которых я показывал до этого, были изображены в одиночестве, но на самом деле их чаще показывали целым коллективом (см. того же Рафаэля).

Вот довольно типичный пример – такая же пара Предусмотрительности и Справедливости, Корнелиса Боса (Cornelis Bos), (1537)

Вот ещё более сложная группа Пруденции сотоварищи, на гравюре Ромайна де Хога (Romeyn de Hooghe), примерно 1690 года.

Здесь, кстати, можно заметить следы ещё одного соскальзывания, в стиле “из рыб-прилипал – через дельфинчиков – в змейки – и дракончики” (я рассказывал немного про этим семантические мутации в прошлом постинге).  Тут история не такая масштабная, но тоже забавная.

На первый взгляд, девушка-Пруденция на этой гравюре тоже держит зеркало – но многие современники посчитали бы, что она держит сито (sieve). Cито было другим часто встречающимся атрибутом Prudence, причём, в основном в Северной Европе.

Вот, например, гравюра Филипа Галле (Philip Galle, с. 1590), которая выполнена по мотивам более ранней работы Питера Брейгеля Старшего из его серии Семь Добродетелей.

В этой серии каждая из добродетелей (и Prudence тоже), изображены в бурном контексте социально-трудовой и бытовой практики человека – и в случае с последней её атрибутами заявлены и зеркало, и сито.  Ещё она держит в руках (а точнее, опирается на) гроб, а вот змей нет.

В период позднего средневековья сито стало пониматься как символ девственности, что может быть отсылкой к полулегендарной истории про древнеримскую весталку Туццию (Tuccia), которая смогла доказать свою девственность (!) пронеся в сите воду из Тибра в подобающий случаю храм (Весты, в данном случае). Казалось бы, какая связь, а вот поди ж ты, этим ей удалось посрамить сомневающихся в её невинности.

В какой-то момент символизм стал активно изображаться, например, на портретах Елизаветы I, королевы Англии, которая правила во второй половины 16 века и у которой так и не случилось детей (см. ниже символизм), в связи с чем в этой стране кончилось правлении династии Тюдоров.

Quentin Metsys the YoungerSieve Portrait of Elizabeth I (с.1583)

Но мне попадались и более древние, примерно конца 15 века, изображения Пруденции в манускрипта с такой же, как и Брейгеля, символикой:

Но возвращаясь к теме ванильной Prudence. Мне, как обычно, интересны самые разные символизмы и их визуальные интерпретации – например, такой момент, когда двухголовость этой добродетели как бы аутсорсится двум старцам, а девушка так и остаётся красавицей-спортсменкой:

Lucas Vorsterman (I) – Prudence (c.1630)

или вот такой поворот событий на ещё одной Пруденции Гольциуса, когда работа зеркала не аутсорсится даже, а заменяется Всевидящим Оком:

Hendrick Goltzius – Prudence (c.1610)

Но понятно, что мне лично интереснее всего те девушки, которые интереснее всего обращаются с зеркалами – как вот эта Prudence Генриха ван Лимборха, которая вот-вот превратится в Vanity:

Hendrik van LimborchPrudentia (c.1730)

Или вот такая – на этот раз оригинальная – гравюра Филипа Галле, с загадочно-созерцательной Предусмотрительностью:

Да и вообще хорошо, что такая тема образовалась – были там змеи (рыбы, драконы) или нет, зато появился повод изображать зеркала – да ещё какие!

Aenea (Enea) VicoPrudence (1543)

Хотя если быть точным, то это снова итальянская Пруденция.

Весь этот обзор не принёс каких-то особенно новых инсайтов к самой теме Пруденции-Предусмотрительности, но зато добавил множество интересных новых штрихов то там, то сям. Короче, хлеб был свежим, а масло – сливочным.

ЗЫ: Кстати, нашей редакции тут задают вопрос – а почему же эти Пруденции нигде не встречаются, если их так много было нарисовано или изваяно? Ответ прост – просто вы не обращаете на них внимание, когда они попадаются на пути, и их на самом деле море повсюду.

У меня есть один яркий и очень показательный пример (в стиле mea culpa тоже). Несколько лет назад мы гуляли в Питере и решили пойти в Петропавловскую крепость. Я, как обычно, снимал что попало вокруг и, в частности, снял и такую вот штуку:

Я тогда никакими зеркалами ещё не занимался, и эта скульптура ничем меня не удивила – мало ли чего аллегорией может быть эта девушка со змеёй? Мудрости, наверное, какой-нибудь. На зеркальце я точно не обратил никакого внимания.

А тут я на днях разбирал архив, по совершенно другому поводу – и бац! – Да это же Prudence! Да это же я прошёл мимо и ничего не понял!

Начал рыться – оказалось, что это действительно статуя Пруденции, входящая в комплекс Петровских ворот Петропавловской крепости, построенных по проекту первого архитектора Санкт-Петербурга Доменико Тразини (Domenico Trezzini) в 1708 году.

А вы говорите – нет Пруденций. Надо просто держать глаза шире. И в разные стороны.

Advertisements

6 thoughts on “Prudence идёт нa Север

  1. Я тут весной просматривал зеркала с Пруденцией, а сейчас вернулся и нашел просто класс!
    Благодаря Вашим очень симпатичным постам, сподвигнулся посмотреть еще раз. Два замечательных зеркала нашел.
    Возможно Вы их видели, но не типичные уж они очень.

    Росписи Колледже дель Камбио, созданные Перуджино – одна из самых ярких глав в истории итальянского Возрождения.

    Перуджино. Благоразумие и Справедливость

    Главную гордость собрания составляют фрески Перуджино, которые он создал в 1496-1500 годах в зените своего творчества. Collegio del Cambio

    http://santatiana.livejournal.com/34682.html

    большой размер картинки есть в ВИКИ

    https://it.wikipedia.org/wiki/Sala_delle_Udienze_del_Collegio_del_Cambio

    но здесь любопытно само зеркало, на большом изображении четко видно, что зеркало конвексное, но какое то странное

    а вот говорят фотография после реставрации 1940 года

    Какое любопытное зеркало, и не одно, а три, возможно подразумевается и четвертое!
    И все конвексные, и раньше Рафаэль, и именно такие стеклянные зеркала, появились ко времени написания картины.

  2. Второе зеркало.

    Prudence and Manly Virtue – Паоло Веронезе
    Дата завершения картины:1561. Техника исполнения: фреска. Жанр исполнения

    Техника исполнения: фреска
    Галерея: Вилла Барбаро. Зал Светильника, Добродетель

    http://allpainters.ru/veroneze-paolo/4983-prudence-and-manly-virtue-paolo-veroneze.html

    Чем любопытно это зеркало, а тем, что здесь не шар а продолгловатый пузырь, шар надо формировать при выдувании, то есть вероятно достаточно поздний вариант. А вот такой овал ну очень близок по форме к так называемому зеркалу Виргилия.

    А вот это зеркало, Франция, 1680 года, из серии магических зеркал

    Присмотрелся по-внимательней, у Вас тоже имеются овальные зеркала, но не так ярко выраженные.

    • Спасибо за ваши комментарии и дополнительные материалы, очень интересно! Прошу прощения, что отвечаю с такой задержкой, я вовремя не заметил ваши комменты, а потом и вообще погряз в “других делах”.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s