Всё дальше и больше, или По волнам моей зеркальной памяти

 

Попытка написать прошлый постинг, про встречу по-новому со “старым знакомыми зеркалами” (Яна де Бера, в данному случае), породила массу грустных подозрений. Что я теперь будут ещё долго-долго расхлёбывать все эти авторефлексии собственной “зеркальной памяти”, которые всё сворачиваются и сворачиваются в бесконечные складки, завитки и другие финтифлюшки, как заварной крем на торте из детства. Понятно, что я уже так долго пишу про эти зеркала, что некая самореферентность тут неизбежно должна (само)зародиться, но надо же, как говорится, и меру знать. Ностальгировать по старому (прошлому) хорошо, но писать про новое (будущее) лучше.

Я поэтому решил не раскручивать всё это в бесконечную серию, а собрать все “столкновения” в одном постинге, пусть хотя бы и длинном. Под катом просто картинки картин с зеркалами, которые мне попались в музее Тиссена, и про которые я уже либо писал, либо просто знал. Ничего “теоретически-нового” в этом постинге не предполагается; песнь акына one more time.

1.

Это одно из самых первых зеркал, про которые я писал (см. Единорог в окрестностях Голгофы). Я тогда был немногословен, и писал очень куцо про всё, да и картинок не так много показывал. Так, я привёл тогда только четыре панели с евангелистами Малескирхера, да и то слепленными в один небольшой коллаж. В действительности их восемь, и они там занимают целую стену:

Но зеркало (или, точнее, “зеркало”, как я бы написал сейчас, есть только на одной, со Святым Лукой.


Gabriel Mälesskircher – Saint Luke the Evangelist (1478)

В этом постинге я не буду ничего переписывать или дописывать, просто в какой-то момент я постараюсь добавить картинки к тем старым постингам. Это не очень по-бложески, но плодить совсем новые “завитушки” про старые работы мне пока не хочется, слишком много нового материала, про который тоже хочется рассказать.

 

2. Диптих Благовещение ван Эйка (см. “Мраморные зеркала” ван Эйка) как был, так и остаётся “не совсем про зеркала”, но он а) по-прежнему сумасшедше красив, и б) всё-таки и не совсем не про зеркала:


Jan van Eyck – The Annunciation Diptych (1433)

 

***

Тут будет небольшая вставка “про другое”, просто пользуясь случаем (и соседством). Дело в том, что как раз по соседству с этим диптихом (и панелями Малескирхера тоже) музей устроил небольшой аттракцион:

Взяв очень крошечную, но невероятно детально написанную картину Рогира ван дер Вейдена (Rogier van der Weyden), они прикрутили к ней увеличительное стекло, чтобы люди смогли “и сами всё увидеть своими глазами”. Люди просто ломились (у меня есть ещё несколько картинок, со вполне приличными очередями к этому зеркальцу увеличительному стеклу:

Некоторые даже пытались снять то, что там показывалось.

На картине ван дер Вейдена нет зеркал (у него и вообще их нет, хотя его панели и внесли большой вклад в моё понимание проблемы зеркало/”зеркало”), и это представление мне было просто интересно само по себе, как пример интересной медиации “поглощения искусства”. А почему такие (и другие многочисленные подобные) не присобачиваются к каждой картине, мне непонятно.

***

3.

На этой картине тоже нет зеркала, но на ней есть щит с отражением (и я писал про них в Вулканических играх с зеркалами). Это, кстати, была “неожиданная встреча”, я как-то неотчётливо знал, где находится эта картина. Я ещё я представлял себе её намного больше, она крохотная, особенно по сравнению с другими “итальянцами”, обычно немерянных размеров:


Carlo Saraceni – Venus and Mars (c.1600)

 

4.

Я показываю картины в (более или менее) хронологическом порядки, но на самом деле “столкновения” с ними происходили совсем в другом, я сначала попал в современные залы, потому в “старину”, и только потому в классическое искусство. По пути случилась обсдача, я так много снимал, что у меня кончились батарейки, и довольно много “зеркал в искусстве” остались только на iPhone-e. Что жалко, потому что хорошая камера всё-таки позволяет добывать на картине много интересных деталей. Next time better.


Peter Paul Rubens – Venus with Cupid and Mirror (1606)

Я не писал про Рубенса ещё (и меня просто ломит от мысли, что надо бы, у него есть важные в деле зеркаловедения работы – но та-а-а-к не хочется 😦  я его терпеть не могу). Но эта именно картина и не совсем Рубенса, это копия Тициановской Венеры, и я писал про них в Зеркалах (и) Венер(ах).

 

5.

С этой работой тоже некий казус – я был полностью уверен, что писал и про неё тоже, в своём эпохальном обзоре всех Золотых Голландцев сразу (Зеркала, Столы и Стены (и Девушки)); ан нет, не просто эта картина, но и весь Мэйс оказался обделённым. А зря, у него есть несколько очень интересных зеркал, надо будет дописать при случае.


Nicolaes Maes – The Naughty Drummer, or A Self-Portrait in a Mirror with a Scene of the Mother Admonishing her Son (1655)

 

6.

Очень красивая, и важная (для зеркал в искусстве) работа Буше – см. Одомашненные зеркала Буше.


François Boucher – Le Toilette (1742)

 

7.

На этой картине Дега нет зеркала – в прямом смысле – но оно как бы и есть; я пишу про эти “зеркальные коконы” во второй части мерлиз  саги про Де Га (Зеркала Де Га. Part II (балет))


Edgar Degas – At the Milliner’s (1882)

 

8.

Жёлтые цветы Матисса в оригинале оказались намного ярче и красивее, чем я видел до этого на репродукциях – можете сравнить сами (см. Серийные зеркала Матисса).


Henri Matisse – The Yellow Flowers (1902)

 

9.

Арлекин с зеркалом Пикассо – я пишу про него во второй серии (Пикассо и Женщины (и немного про зеркала): Part II):


Pablo Picasso – Harlequin with a mirror (1923)

 

10.

Самая первая картина с зеркалом Дельво (см. Меланхолично-обнажённая зеркальность миров Дельво)


Paul Delvaux – Woman in the mirror (1936)

 

11.

La clef des champs Магритта вышли совсем уж никак (но так их и “зеркалами” можно считать с очень большой натяжкой – тем не менее, я включил эту картину в список, более того, именно она повлияла на выбор названия для постинга  – The (Broken) Keys to the Splitted Mirrors:


René Magritte – La clef des champs (1936)

 

Дальше – более сложные истории, так называемых “почти уже вот-вот дописанных постингов”, работы художников, про которые я знаю, но всё  никак не напишу.

12.

В случае с Бэконом душа, как говорится, не выдержала, и я написал – пусть и не постинг, но хотя бы какой-то первый наброс – “Each day in the mirror I watch death at work”, и там же можно увидеть и этот знаменитый портрет его любовника.


Francis Bacon – Portrait of George Dyer in a Mirror (1968)

 

13.

Про Фрейда у меня даже и наброса нет; есть только Большие Планы написать про его зеркала.


Lucian Freud – Reflection with Two Children (Self-Portrait) (1965)

 

14.

А с этим Хоппером вышел интересные казус – я знал про эту картину, или точнее, думал, что знал. Мне она была известна вот в какой версии:

и я спокойно считал её вполне хопперовской. Что ещё раз показывает, что в Американском Искусстве я не понимаю НИЧО.

“Настоящая” Девушка со Швейной Машинкой выглядит вот как:

Edward Hopper – Girl at sewing machine (1921)

Но если честно, я даже пока и обещать не буду никакого постинга про Хоппера; не в этой жизни, судя по всему.

 

15.

Последнее зеркало тоже “американское”, хотя многие принимают Хассама за французского художника, настолько он чистый импрессионист.


Frederick Childe Hassam – The French Breakfast (1910)

 

 

Получилось на удивление много работ – 15! – и это при том, что несколько я даже пропустил (например, дивное зеркало Морисо – я писал про него, когда рассказывал про Мане и Аттракционы Пустых Зеркал). Но на самом деле их там было и ещё больше, в потенциале, так сказать – например, музей обладает шикарной коллекцией немецких экспрессионистов (Киршнер, Пехштейн, Мюллер, Бэкман, Нольде тот же), но на тех работах, которые есть в Тиссене, нет зеркал, хотя они есть в изобилии, и интересные, на других картинах всех этих художников. Но это и для меня потенциал, я про них совсем ничего пока не написал.

В каком-то смысле было даже грустно осознать, что “всё уже знаешь”, и что куда уже ни припрёшься, ничего нового для себя не находишь; во многом знании, вот это вот всё. Поэтому так отдельно порадовало и зеркало, и художник, про которого я не знал ничего:

 


Pierre-Antoine Quillard – The Four Season. Winter (c.1725)

Это на самом деле только одна картина из серии (всего там четыре, по числе сезонов). Забавно, что зеркало есть только на “зимней работе”, и хорошо бы и про это всё тоже как-нибудь написать. Но не знаю, не знаю.  В мои планы входит чуть меньше писать про “старенькое”, и чуть больше про “новенькое”, включая “совсем новенькое”.

Advertisements

4 thoughts on “Всё дальше и больше, или По волнам моей зеркальной памяти

  1. Вот спасибо!
    Ваше сообщение, как специально. Сейчас имеются любопытные изображения помпейских зеркал, но это потом, как оформлю.

    А пока по изображению в щитах.

    Здесь одна Ваша картинка, другая из
    http://www.academia.edu/1434095/Lo_specchio_di_Venere._Riflessioni_sul_mundus_muliebris_nella_pittura_pompeiana

    где в подписи фигурирует зеркало, но не щит!

    И второй вариант, говорят это щит, но если у Тинторетто такое большое зеркало, то и здесь оно!
    Картинка смотри ближе к концу.

    http://pompeiiinpictures.com/pompeiiinpictures/R9/9%2001%2007%20p3.htm

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s