Новые встречи со старыми зеркалами

Новый год – новые зеркала. А может, и не новые (а может, даже, и не зеркала? Но это, скорее, новогодняя шутка). Шутки шутками, а есть у меня подозрение, что блог этот ведётся, к моему изумлению, уже так давно, что пора бы ему уже начать и само-референции создавать. Не так давно я в очередной раз предался жанру рандеву, и чует моё зеркальное чутьё, что рандеву этих будет в блоге немало в ближайшее время. Просто куда уже не сунешься, неизбежно натыкаешься на что-то, о чем давно было спето – но и снова не спеть нельзя.

Вот, например, Менины.  Постинг про них был не просто одним из первых, а прямо прото-постингом каким-то, написанным, когда никакого проекта “про зеркала” не было ещё и в помине. При этом и сам-то постинг был, скорее, послесловием к некоему экскурсу про римейки и реинтерпретации этих самых Менин (постинг можно найти и в старом жж, и в этом блоге (см. Las Meninas как они есть “на самом деле”). Сейчас бы я его по-другому написал, и про собственно зеркало бы побольше добавил, но и в той его форме текст получился не таким плохим (для блога).

Что к нему может добавить факт поездки в Мадрид и личного посещения этой известной картины? (свидетельством чего является фотография выше). Да, собственно, ничего, как это ни грустно. То есть, да, интересно постоять несколько минут в толкучке перед этим полотном, оценить “на собственном теле”, так сказать, его размер, цвета, какие-то детали композиции понять точнее. Но всё это тонет – всё в той же толкучки, и в общем контексте музея, где нужно ещё стопитсот работ посмотреть – а ещё при этом нельзя фотографировать (то есть, эта фотография – бутлег, пока тётечка-охранница не увидела).

Только и остаётся, что антропология искусства, а не само оно; наблюдение за наблюдателями.

 

На самом деле, контекст, конечно, много чего добавляет, хотя при этом не совсем понятно, из чего он, собственно, складывается.  Из других многочисленных работы Веласкеса, которые я там увидел? Или из работ других испанских мастеров того времени? Из прогулок по Мадриду? Из вдыхания т.н. “воздуха Испании”?

Например, для понимания зеркал того же Веласкеса мне очень много дала наша – довольно заштатная, надо сказать, хотя и очень удобно расположенная – гостиница. В которой я встретил вот какие расчудесные экземпляры:

 

Мне кажется, что это какая-то квинтэссенция испанскости – вот эта вот смесь напыщенности, показушности, позолоты на всём, в прямом и переносном смысле, и всё это с невероятным апломбом, серьёзностью танка, которая превращает любой кич в Великий Эпос.

Этот апломб, кстати, был заметен и в самом музее во всём; они так привыкли к своей Королевскости, Имперскости, причём даже не планетарного, а какого-то всегалактического масштаба, что за норму принимают только коленопреклонённую форму и перед всеми этим картинами, и перед “заведением”. В ответ на что только средний палец только и может подниматься, конечно.

И дело не только в запрете фотографировать. Это печально, но может компенсироваться, например, хорошим сайтом, где выложена вся коллекция, или тем же цифровым каталогом (пример – тот же Rijksmuseum в Амстердаме, который отцифровал и выложил не только основную коллекцию, но и почти все архивы; но так там и снимать можно). Сайт у Прадо так себе, и работы там не все, и искать их не очень просто. Но вот например, Прадо до сих пор не имеет своей коллекции в Google Art Institute, для музея такого статуса так жабиться – вообще ниже плинтуса, снобизмус снобиссимус.

Но да фиг с ним, не дают снимать – и не надо. Точнее, раз так, то будем снимать доступную “антропологию”.

Фотографию, с которой я начал этот постинг, можно спутать с другими подобными работами, которые в изобилии находятся в сети. Вот несколько примеров:

 

Но это не бутлеги, подобные моему, это всё фотографии одного и того же фотографа, некто Томаса Штрута (Thomas Struth) из Дюссельдорфа. Около 10 лет назад он выпустил целую серию подобных работ (не только Менин, и не только в Прадо, но именно они стали самыми известными), в книге под названием Making Time:

 

На её обложке – фрагмент самой известной, наверное, фотографии из этой серии, с инфантами в клетчатых юбочках:

 

В небольшом интервью с ним, которое я нашёл недавно, он тоже называет эту фотографию самой удачной – “я целую неделю провёл в Прадо, по 8 часов в день”.  Я не понимаю только – не то, как он сам делал фотографии, при этом имея огромный штатив на колёсиках; он-то в конце концов мог получить разрешение от музея – а то, что и многие другие люди на его фотографиях тоже снимают. Как их там всех не погнали охранники – непонятно.

(Я, кстати, не очень высокого мнения об этих работах, ни фотографически, ни антропологически, так сказать. Мне они кажутся не более интересными, чем, скажем, любой другой случайный снимок какого-то посетителя Прадо – например, вот этот, на который я наткнулся, когда писал этот постинг:

Возможно, он даже и постановочный немножко, но в этой “постановочности” выходит больше чистой антропологии, чем во всём “реализме” Штрута. Но это, как говорится, моё личное мнение, Штрут в целом считается мэтром, одним из основателей т.н. Дюссельдорфской Школы Фотографии – тот же Андреас Гурский тех же корней, например).

Кстати, обратите внимание, что в Прадо сменился интерьер – сейчас там просто однотонно покрашенные стены, вместо цветистых обоев десять лет назад. То есть, прогресс есть, глядишь, в следующий раз они и снимать разрешат.

 

Но бог с ним, с этим моим фотонытьём. Что можно сказать по факту-то? По факту мне по-прежнему кажется очень странным такое редкое изображение зеркал в окрестностях королей и королев. Если зеркала были такими дорогими и редкими (а они такими и были тогда), то почему их так редко использовали в качестве реквизита для портретов царствующих особ?

Интересно, что один из самых ранних известных мне портретов такой царствующей особы (реальной, а не легендарной) с зеркалом тоже имеет некоторое отношение к Испании. Это портрет Маргариты Наваррской (Marguerite de Navarre, или Marguerite d’Angoulême на французском)

Это страница из манускрипта, примерно 1530-го года, автор картины неизвестен. Что именно символизирует тут зеркало, мне не очень понятно – это может быть и Vanity, и Memento mori (мне кажется, что там череп на задней стороне), но может, и что-то другое. Но это, скорее всего, ещё зеркало “старого типа” (хотя есть шанс, что оно уже могло быть уже и плоским).

А потом как бы бац, и пустота, до самых до Менин, да и там связь королей с зеркалами какая-то несколько странная.

Но какая-то польза от залов Прадо, забитых картинами по самые уши, таки есть. Буквально через пару залов от Менин я наткнулся вот на какую парочку картин:

 

Оба портрета написаны одним и тем же мастером, некто Хуан Карреньо де Миранда (Juan Carreño de Miranda), очень интересным, судя по всему, художником. В какой-то момент он стал при дворе Карлоса II тем же, кем был Веласкес для Филиппа IV – не просто главным художником двора, но и куратором королевской коллекции картин.

Портрет слева изображает молодого Карлоса II, ему тут всего 12 лет

Но он уже король (его отец, Филипп IV, умер, когда ему было всего 4 года), хотя формально правительницей до его совершеннолетия была его мать, Марианна Австрийская (та самая, которая отражается в зеркале на Менинанах). И к вопросу о зеркалах – их тут тоже есть, Карлос стоит на фоне двух роскошных зеркал, обрамлённых в богатые и символически нагруженные рамы-орлы:

Более того, всё дело происходит в так называемом Зеркальном зале (Sala de los Espejos), бывшей предметом особой гордости его отца, Филиппа IV. Тут хранились не только зеркала, но и самые ценные картины его коллекции. Но в Real Alcázar, королевский дворец, мы в этот раз не попали, и я ничего больше не могу сказать про этот зал; так что придётся переться в Мадрид ещё раз.

Существует ещё один, более известный портрет Карлоса II в этом же зале, более пышный; здесь он в облачении магистра Ордена Золотого Руна.

Здесь молодой король находится почти на там же самом месте, правда, рамы-орлы не вошли в этот раз в кадр. Картина сейчас находится в замке Рорау (Schloss Rohrau), в Австрии.

На втором портрете из пары, найденной в Прадо, изображена как раз сама Марианна Австрийская (Mariana of Austria)

Это уже королева-вдова, которая после смерти Филиппа IV долгое время оставалась регентшей при беспомощном Карлосе. Но про её бурную политическую жизнь можно прочитать и в других местах, а её многочисленные портреты – например, того же Веласкеса – можно посмотреть и в Прада, и ещё во многих разных местах. Но меня же интересуют только мыши зеркала –  и тут оно, по-видимому, всё то же самое, “орлиное”.

Сколько там всего было зеркал, в этом холле, я пока не знаю точно. Я где-то читал, что в коллекции Веласкеса было 11 больших зеркал (и с большой вероятностью, это была не его личная коллекция, а королевская, которую он курировал). Хотелось бы, конечно, посмотреть и на сами зеркала (если что-то от них ещё осталось), и на их возможные следы на различных картинах, вроде этих.

Других картин с зеркалами у Хуана де Миранда я тоже пока не нашёл; будем искать, как говорится. Но уже вырисовывается некий мостик, между зеркалом и королевскостью (точнее, вообще символикой власти и могущества).

 

 

 

PS: В завершение – ещё раз о неожиданных встречах с прекрасным:

 

 

Advertisements

One thought on “Новые встречи со старыми зеркалами

  1. Pingback: Акыны, и зеркала | specularum

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s