Пикассо и Женщины (и немного про зеркала) (Part II)

+> Part I

Для меня эта фотография Пикассо – квинтэссенция его новой ситуации в жизни (официальное название – Pablo Picasso et Olga Khokhlov au bal du Comte de Beaumont, Пикассо и Ольга Хохлова на балу у графа Бомона в Париже, 1924 года). Точнее, это конечно мой собственный римейк (на оригинальную версию Ман Рея можно посмотреть здесь, и там же почитать про то, как Пикассо докатился до жизни такой).

“Докатился” – это моё ёрничание, конечно, многим тогда (и самому Пикассо какое-то время) казалось, что он наоборот “взлетел до самых высот признания и успеха”.  Всё началось ещё в последние годы войны, когда Пикассо получил заказ на оформление одного из балетов группы Дягилева, знаменитого авангардного Парада, написанного Кокто на музыку Сати (Eric Satie). Но Пикассо не был, разумеется, простым “оформителем”, он стал настоящим соавтором, и его декорации и костюмы во многом и определили “лицо” этой постановки (а занавес стал самой большой “картиной”, когда-либо написанной Пикассо):

Во время сотрудничества с Дягилевым Пикассо встретил Ольгу Хохлову, одну из балерин его труппы, которая летом 1918 года стала его первой женой. Вместе с ней Пикассо стал активно участвовать в светской жизни, это время комфорта и не просто благополучия, а даже роскоши. У них рождается сын, которого в честь отца тоже назовут Паоло.

Живопись Пикассо меняется абсолютно, такое ощущение, что он “наигрался” во все эти новые -измы, и вернулся к проверенному веками классицизму, чуть ли не в академических его формах. Он пишет много портретов и Ольги тоже, но та не переносит его “странные” картины и настаивает, чтобы её портреты были “похожими”:

Portrait of Olga (1923)

То же самое касается и их сына, Ольга требует, чтобы он получался на портретах “милым мальчиком” (а не набором цветовых пятен):

Paul as Harliquein (1925)

Возможно, что этот сдвиг связан и с длительным сотрудничеством с Дягилевым, и с балетом вообще – при всём авангардизме Парада, большинство других постановок были довольно классическими. Так, в это же время Пикассо написал и множество своих Больших Женщин (выражение Гертруды Стейн), которые просматривается не классицизм, а просто таки архаика:

Я нашёл очень мало работ этого периода с зеркалами – два небольших рисунка и только одну картину.

Вот небольшой набросок, возможно, как раз такой вот очередной Большой Женщины:

Nu assis au Miroir (Seated Woman with a Mirror) (1922-23)

И ещё один, во многом сходный уже бывшему сюжету матери и ребёнка (на этот раз безо всяких Венер):

Femme et Enfant (1923)

Возможно, что Поль был моделью и для этого мальчика-арлекина с зеркалом,

Harlequin with a mirror (1923)

Какое-то время всё это, включая и роскошную жизнь, Пикассо очень нравилось, но затем он всё больше и больше стал тяготиться новыми правилами игры. Я думаю, самым болезненной была для него реакция его “референтной группы”, так сказать – арт-критика объявила его “мёртвым художником”. 

Начиная с середины 1920-х он начинает всё больше и больше уходить от своей “классики” к некоему новому стилю; в Париже начитает становиться всё более популярным сюрреализм, и в литературе, и в живописи. Пикассо, конечно, трудно назвать “сюрреалистом” (а точнее, у него всё и всегда было довольно сюрное), но какое-то влияние вся эта движуха вокруг влияние на него оказала, конечно.

Тогда появляются вот такие Купальщицы (Baigneuse, 1928)

Или Акробаты:

И множество других, конечно.

Всё это совпало ещё и с разрывом с Ольгой, очень неприятным и болезненным для всех; такое ощущение, что Пикассо выдирал себя из ставшего ему уже привычным стиля, причём, выдирал с мясом и кровью (не всегда только своей).

Считается, что свои ухудшающиеся отношения с Ольгой Пикассо выразил в этом портрете (в котором есть и зеркало); он написан в манере, которая ей никогда не нравилась:

Large nude in red armchair (1929)

Но мне встречалась и датировка этой работы 1933 годом, что наполняет её совсем другим смыслом – и вот почему:

Примерно в это же время, в 1926-27 году, Пикассо встретил свою следующую возлюбленную, Марию-Терезу Вальтер; такое чувство, что Пикассо искал почти полной противоположности тому, что имел в тот момент – он встретил её на улице, сказал, что он знаменитый художник, что хочет писать её портрет, что итп. Но девушка (ей было всего 17 лет тогда) никогда про него не слышала, и вообще мало интересовалась искусством. Если верить рассказам, Пикассо потащил её в книжный магазин, где показал книжку про себя, после чего Мария согласилась позировать ему – и чуть ли и не жить с ним тоже после этой же первой встречи.

  

Они встречали тайком, но вскоре Пикассо снял ей квартиру чуть ли не напротив своего дома, и их связь стала широко известной – всем, кроме Ольги, которая не знала про неё, или не хотела знать. Мария была представлена как натурщица, она даже сопровождала их в некоторых поездках, например, на курорты (Пикассо снимал её квартиру недалеко от своих апартаментов).

Пикассо написал огромное количество её работ – больше, чем кого бы то ни было ещё; причём, это как на подбор такие работы, которые сейчас “символ женской красоты” & “шедевры мирового искусства” одновременно, как этот Сон (1932), например.

Мария позировала и для самой знаменитой зеркальной работы Пикассо, которая по совместительству является и одной из самых лучших “зеркальных” работ в искусстве в целом:

Девушка перед зеркалом  (Jeune fille devant le miroir, 1932)

Это потрясающе красивая и интересная работа, и есть смысл написать про неё отдельно; сейчас же я пока снова поскачу галопом по всему остальному зеркальному у Пикассо. Он написал ещё несколько зеркальных работ с Марией, не таких супер-красивых, а просто красивых:

The mirror (1932)

 

Sleeping girl at the mirror (1934)

Nude with irises and mirror (1934)

Видно, что это очень разные по стилю работы, и зеркала на них изображены тоже очень разные; общим их делает (помимо модели) то, что зеркала в них никак не используются (я имею в виду только последние работы, не жар-птицевую Девушку перед зеркалом).

У Пикассо есть целая серия работ, где отношения с зеркалом совсем другое, более активное и более игровое, что ли. Одна из них названа просто Девушка перед зеркалом,  другая – Девушка, рисующая себя в зеркале, а одна – просто Муза. 


Fille dessinant à l’intérieur {Interior with a girl drawing} (1935)

Woman painting at the mirror (A Muse) (1935)

Они все написаны примерно в одно время, в 1936-37 годах.  Это сложный для Пикассо период, с одной стороны у него появился ещё один ребёнок – Мария родила их дочь, Майю. Но ребёнок останется внебрачным, поскольку официально он по-прежнему женат на Ольге Хохловой. Та, узнав про ребёнка, требует развода, но Пикассо отказывается его давать, поскольку в своё время он пообещал Ольге половину  всего, что имеет, включая и картины, и теперь боится, что потеряет их. Ольга будет потом преследовать его много лет, даже будучи больной, а от потом даже не навестит её в больнице, и не появится на её похоронах, когда он умрёт в 1955 году; неприятная какая-то история.

Его отношения с Марией будут совсем другим, даже когда вскоре после рождения их дочери уйдёт от них и станет жить со следующей своей любовницей, Дорой Маар, он никогда не забудет Марию, полностью обеспечит её и её дочь, и будет еженедельно их навещать много лет подряд.

Например, последний портрет из серии Муз с Марией Пикассо напишет уже тогда, когда будет жить с Дорой (и он потом напишет несколько портретов Майи тоже).

Дора Маар (Dora Maar) – это снова полный качок маятника. Она сама художник, фотограф, вращается в кругу сюрреалистов (её познакомил с Пикассо Поль Элюар), и её интерес к Пикассо практически профессиональные. Но она также интересная, привлекательная женщина, и Пикассо проживёт с ней почти десять лет. 

Это, кстати, уже фото “после”, после того, как они расстались, из-за чего Дора попала с психиатрическую клинику (её будет консультировать сам Лакан).

Но пока всё это у будущем, а сейчас Пикассо продолжает несусветно много писать, в том числе, и много портретов своей новой музы, Доры.  У этого периода его творчества нет какого-то закреплённого названия, я бы определили его как “Самый Настоящий Пикассо” – в это время созданы самые “его” работы (например, Герника, процесс создания который, кстати, Дора очень тщательно засняла).       

Пока мне попалось только два портрета с Дорой и зеркалами:

Femme à la montre (1936) – Женщина с часами 🙂

Femme au miroir (16.02.1937)

Я нашёл ещё один рисунок, но он странный – на нём изображён “раненый фавн” и “женщина с зеркалом”. Я думаю, что это не было каким-то одним сюжетом, и что это просто наброски к каким-то другим работам (а “фавн”- это скорее всего “минотавр”, очень частый сюжет у позднего Пикассо)

Женщина и раненый фавн (1938)

В конце войны Пикассо расстаётся с Доной Маар и начинает жить с другой своей женщиной, Франсуазой Жило; ей было 21 год, когда они встретились, ему – за 61.

И снова – эта фотография (Робера Дуано, кстати) – уже тех времён, когда они вот-вот расстанутся в 1953 году. Но в отличии от Доры (и других женщин Пикассо, из разлука не сломает её, он продолжит заниматься творчеством (она тоже фотограф), и выйдет замуж (к слово, она и сейчас ещё жива – Françoise Gilot).

Но пока впереди почти десять лет интереснейшей жизни и два ребёнка, Клод и Палома –  та самая, которая сейчас Paloma Picasso.   Впереди масса портретов Франсуазы, сначала одной с её роскошными волосами, всегда восхищавшими Пикассо:

а потом и с двумя их детьми. 

Пока я нашёл только один портрет (предположительно) Франсуазы с зеркалом:

Woman before the mirror (1948)

И ещё один рисунок, отсылающий к очень древней для Пикассо теме, двух женщин с зеркалом:

Nudes with the mirror (1950)

Точнее, пара рисунков, существует ещё одна версия:

NB: Если кто-то (как я) совершенно запутался во всех этих непростых отношениях П. с его женщинами, может посмотреть очень интересный фильм Surviving Picasso (Пикассо играет молодой ещё Энтони Хопкинс).  

Последняя жещина Пикассо – новый бросок маятника в сторону.  Он встретил Жаклин Рок (Jacqueline Roque) совершенно случайно, на улице, как и Марию-Терезу – Жаклин торговала керамикой в Валлорисе, где Пикассо как раз изчал трюки, связанные с гончарным делом (=результатом которых потом стала его огромная серия ваз и тарелок, которую я никогда особенно не понимал, но возможно потом только, что на них нет зеркал).  

Жаклин было 27 лет, Пикассо – 73, и они прожили вместе ещё почти 20 лет.  Жаклин стала второй официальной женой художника, после смерти Ольги Хохловой в 1955 году Пикассо получил возможность жениться снова, и они обвенчались в 1956-м. Как и Мария, Жаклин не особенно разбиралась в искусстве, но просто боготворила Пикассо. Она называла его “Моё Солнце” и в течении многих лет собирала и хранила всё, что с ним связано (например, она собирала даже кусочки ногтей и волосы, остававшиеся после стрижки).

Несмотря на преклонный возраст, Пикассо по-прежнему писал как заведённый, часто создавая по картине в день на протяжении месяцев. Он написал множество работ Жаклин  – лишь чуть меньше, чем Марии, но даже ещё более эротичных.

Но с зеркалами уже всё сложно – я не нашёл ни одного явного портрета Жаклин с зеркалом (что в очередной раз повергает в прах мою гипотезу “Любовь и Зеркало Едины”).

Есть один двойной портрет – Две подруги; одна из них с зеркалом (и вполне возможно, что это Жаклин; вполне возможно, что и другая подруга – тоже она же):

Les deux amies (1965)

и есть ещё рисунок примерно на эту же тему:

Вот ещё рисунок мог быть просто из серии “вечного возвращения” к одной и той же старой теме Пикассо:

Femme au miroir (1963)

В каком-то смысле, это всё та же тема, что и раньше, “Женщины с Зеркалом” – меняются зеркала, меняются позы, но некая структура остаётся то же.

Если вы помните, у Пикассо ещё была такая тема “Мама с малышом и зеркальцем”; вот её версия к концу жизни:

У меня есть ещё несколько рисунков с зеркалами, но они уже мало что добавляют (и для некоторых у меня нет точной датировки); но мне кажется, и так хватит. И это при том, что я не трогаю тут тему римейков Менин (на многих их которых есть, конечно, зеркала – но во-первых, я уже писал про это, и потом, как мне кажется, это это про другое).

Я чуть было не написал “интересно, что у Пикассо с зеркалами только женщины”, и нет ни одного мужчины. Это почти так – во-первых, есть, конечно, Арлекин с Зеркалом… но с другой стороны, мужчин с зеркалами действительно раз, и обчёлся (а с третьей стороны, мужчин у Пикассо и вообще очень мало).

У него есть несколько автопортретов, но нет ни одного, в котором бы явно было зеркало. Есть только одна, очень старая его фотография, ещё барселонского периода, на которой Пикассо показан в зеркале – более того, это он сам себя там показывает, то есть, это таки автопортрет:

Недавно я наткнулся на один небольшой рисунок, на котором в зеркало смотрится мужчина:

Трудно представить, что Пикассо тут пытался изобразить себя – хотя кто его знает.

Самая последняя картина художника – он работал над ней ещё за день до смерти, 8 апреля 1973 года.

Планировалось ли на ней зеркало?

***

Слова заключения

будут коротки. Даже практически и не будет их. Я планировал эту серия просто как “сбор материала”, чтобы предаться рефлексии уже потом (то есть, “заключение”, если и будет, то позде).  

Моя первая, зеркально-кавалерийская атака была Пикассо успешно отбита, разумеется – я полагал, что сведу его “зеркала” к женщинам”, но фиг, всё как-то сложнее оказывается, он работал с какими-то темами всё жизнь, и только лишь в какой-то незначительной степени позволял окружавшим его женщинам на них влиять:

На первый взгляд, использование зеркал Пикассо ужасно традиционное, большинство из них работают простой виньеткой феминности, да и то в стиле “сбоку бантик” (есть, разумеется, мощнейшие исключения, та же Жар-Птица).  Кроме того, эта тема, эта (психо)-технология у него и мало развивалась (если сравнить, например, с Дали); но если уж сравнивать, то можно сказать, что Пикассо просто гений развития – на фоне того же Матисса, у которого за всю жизнь вышло полтора сюжета с зеркалом. Но сравнительные постинги – вообще отдельный жанр, так что я пока закончу, и вернусь к этой теме позже.

Advertisements

3 thoughts on “Пикассо и Женщины (и немного про зеркала) (Part II)

  1. Pingback: Смотри на арлекина | specularum

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s