Избирательное сродство зеркал и борделей

Это не будет постингом про Вермеера – про него я “всё уже написал” (ну, или по крайней мере, “отметился” – хотя в последнее время я нашёл несколько интересных фактов про его зеркала, впору и апдейт писать; но в любом случае – не сегодня).

Сегодня  картинка выше просто иллюстрирует тот факт, что в Амстердаме таки открылся, после каких-то xx_надцати лет ремонта, Rijksmuseum, крупнейший музей Голландии и мекка не только для всех туристов, но и “изголодавшихся по высокому искусству” голландцев. Сейчас в музеи такие толпы, что к этому самому искусству не всегда удаётся пробиться (в музее, к счастью, можно фотографировать, что и хорошо, но и “плохо”, потому что не один я оказываюсь желающим – но это всё хорошо видно выше).    

Но сегодня я про другое, точнее, про про другого – просто эту работу этого голландского художника Золотого Века я увидел “вживую” как раз там, в Райхсмузее, что и “послужило толчком”  (но видно, что к ней мне тоже пришлось пробиваться):

Для начала – вот картина “почти” без помех:

А имя художника, про зеркала которого я хочу рассказать сегодня – Герард тер Борх (Gerard ter Borch). Во многих русскоязычных источниках его принято писать как Терборх, и он получается на Т, но это неправильно. В голладском ter имеет те же примерно корни, что и все эти van, der или van der – это некие указатели рода и/или места; ter близко по смыслу к “с” – Такой-то С Раёона.

Но не суть. Про художника я ещё расскажу, а сейчас пару слов про эту картину. Вот как она описывается сейчас в музее:

“Галантные разговоры”, также известная как “Отеческие наставления” – 1654 год.

“С психологической сензитивностью (? у голландцев?)  Тер Борх изобразил три фигуры в спальной комнате. Молодой человек, с мечом, висящим на поясе и шляпой, покоящейся на коленях, пытается привлечь внимание девушки (calls on). Он делает какой-то знак своей поднятной рукой, при этом внимательно всматриваясь в девушку, одетую в великолепное атласном платье. Пытается ли сделать какое-то непристойное предложение? Девушка повёрнута к нам спиной, и их отношения навсегда останутся тайной для нас.”

Вот изображение “молодого человека” крупнее – что позволяет предположить “непристойность” (indecency) его поведения, по вашему?


Описание картины на ресурсе, который я раньше называл Google Art Project, и которой не так давно стало называться Google Cultural Institute, описывает сцену безо всяких экивоков:

“Картина была известна под именем “Родительское наставление”, но внимательный наблюдатель сразу же поймёт, что перед нами совсем не отец, дающий наставления дочери. Мужчина – солдат – слишком юн (для роли отца). На самом деле сцена происходит в публичном доме – молодой человек является клиентом, элегантная молодая леди – проституткой, а женщина, потягивающая вино из бокала – сводницей. Кровать на заднем фоне и ЗЕРКАЛО НА СТОЛЕ (!) подтверждают этот ход (мысли, предполагается).  [Дальше тоже шедевральное] Герард тер Борх изобразил эту деликатную ситуацию так тонко, что может возникнуть непонимание относительно настоящего замысла этой работы”.

Я потом вернусь к волнительной теме “зеркал и проституции”, но давайте сначала получше рассмотрим “обвиняемых”:

Зеркальце тут само по себе совершенно дивное, конечно – это отличный пример зеркала в раме, сделанной как книга, с крышкой. Плоские зеркала давно не редкость, но они по-прежнему недёшевы, к ним относятся бережно – в том числе, и закрывая их от прямых лучей солнца, чтобы они не выгорали. Но такая интересная рама сделана не просто для фунциональной защиты, это такой “подарочный вариант”, такие зеркала встречаются только у довольно состоятельных женщин.

Вот ещё болле крупный вид:

Прежде чем отвечать за бордель базар, есть смысл посмотреть и на другие работы художника:

и немножко поговорить про него самого. 

По этому ряду картин-марочек можно угадать (или, наоборот, предположить)  одного из крупнейших голландских художников 17 века – они все совершенно архетипичные, такими завешены сейчас все залы “старинного голландского искусства”. Недаво в Голландии показывали прекрасный документальный сериал про это время, Золотой Век (De Gouden Eeuw – бесподобно сделанный, кстати, и очень, очень интересный проект), так вот, там промелькнула цифра пять миллионов (!) – примерно столько, как считается, было написано картин в Голландии за это “длинное столетие”.  

Тер Борх, судя по всему, внёс в это число свой большой посильный вклад (хотя до наших дней дошло не так много его работ, меньше сотни); но это вообще судьба многих картин того времени – их много заказывали, и много писали (далеко не все, кстати, были хорошего качества), но многие и пропадали, не особенно ценясь владельцами.  Но Тер Борх был не просто “одним из” многочисленных мастеров, он считался одним из самых лучших в своё время (и в своём жанре – как раз вот таких вот “жанровых сценок”).

Его отец был тоже художником (поэтому данного Тер Борха в официальных искусствоведческих изданиях принято писать как Gerard ter Borch (II). Занятие отца, вероятно, определило и профессию сына (хотя в то время это не было железно завязано). Это всё дало доступ к некоторым проф.секретам с самого раннего детства, но и связям с другим художникам, клиентам, такое. Тер Борх учился не только у своего отца, но и у других известных мастеров, он путешествовал – не только в Голландии, но и в Германию, в Италию, и даже в Испанию (тут надо помнить, что в то время это была самая могущественная монархия Европы, которая официально владела в том числе и Голландией (не без некоторых проблем, впрочем, типа 80-летней войны). Он также жил и работал в Лондоне – вообще, по всем данным (которых про его жизнь сохранилось довольно много) это был, судя по всему очень способный и очень успешный художник, с именитой клиентурой и стабильными доходами.

Это сейчас мы говорим об этом столетии голландской живописи как о временах Рембрандта или Вермеера, но современниками первый был так толком и не понят, и не принят,  в второй-то как раз называл Тер Борха образцом, который всем пионерам пример.

В начале своей худ.карьеры Тер Борх планировал стать ландшафтным художником – сохарнилось множество его ранних рисунков и наброском, показывающих великолепную технику рисования:

Но в какой-то момент он переключился на портреты (лучше продавались? лучше получались?), а потом уже и не пресловутые жанровые работы (большинство из которых похожи на ту, что выше). Вот один из ранних его портретов (на котором, скорее всего, изображена его сестра Gesina (которая тоже стала художницей, кстати).

Поскольку Гесина была моделью для многих ранних работ Тер Борха, с большой вероятностью это именно она стоит на той самой “бордельной сцене”. С которой (сценой), не всё так просто, как пытается убедить наш Арт Институт Гугля.  По поводу этой картины уже как минимум век ведутся дебаты о том, что же тут такое мы видим. Размах мнений – от борделя до помолвки, и у каждой верии есть масса доказательств. В случае арт-гугловской версии меня поразило, как они ловоко приплели зеркало в качестве доказательства: раз зеркало, значит проститутка, панятна.

В качестве одного из основных доказательств приводится чуть меньшего размера версия этой картины, сделанная самим Тер Борхом, на которой (якобы) нашли в руках у молодого человека монетку; но я той версии на сайте Gemäldegalerie в Берлине не нашёл, но судя по всему, имеется в виду вот эта версия:

 

Известно, что картина стала очень популярной, и сам Тер Борх написал ещё несколько её копий/версий, и многие другие художники тоже обильно воспроизводили этот сюжет. Вот один из примеров (на нём, кстати, видно, что не там много нужно усилий, чтобы “состарить” молодого человека до вполне себе отца девушки):

Кстати, мем про “наставления отца” пошёл от Гёте – это он описал эту картину как морализаторское наставление, в своём романе  Die Wahlverwandtschaften (1809), который на английский перевели красивым Effective Affinities, а по-русски вышло и коряво, и не очень точно – Избирательное сродство.

Часто в качестве доказательства “бордельности” сцены приводится пример “ну уж явного разврата” на этой, например, картине, известной как “Мужчина протягивает женщине монеты”;

В качестве альтернатив – обсуждается то, что даже эта самая-самая явная сценка допускает, на самом деле, множественные толкования, что не так всё просто было в Тер Борхом, и что вообще и “this picture and related works by Terborch should be viewed in an ‘open-ended’, multivalent manner. Terborch accentuates their ambiguity and leaves it to the viewer to resolve what is depicted”.

Я хотел бы привести пример другой картины – тоже с молодым человеком, делающим “жесты”, женщиной, безучастно пьющей вино, атласным платьем с зеркалами – но которая называется “Урок музыки”:

(Зеркало на ней, кстати, точно такое же, правда, перед ним нет косметических причиндалов).

А вот ещё один “урок пения”:

 

А если уж заняться главным “лирическим героем” на этой работе – дивным атласным платьем – то можно найти ещё множество примеров его изображения мастером, в самых разных небордельных, так сказать, контекстах.

Например, чуть болле поздняя работа Гонец, или Посыльный (Messenger)

Или ещё одна, “Женщина за туалетом” ( на ней, кстати, тоже есть зеркало, правда, не такое навороченное, как в “борделе”).

Woman in white sateen in front  of a bed with red curtains (c. 1655)

Это к тому, что Тер Борх, как и Дали, любил женские спины как-то странно было бы делать “проститутку”настолько сквозной для своих многих работ – и это при том, что я показал только малую часть работ про “атласное платье”.

Но если вернуться к основной теме моих разговоров, то, пожалуй, самой интересной работой в этом отношении является его “Женщина у зеркала”. 

Это единственная картина, где “работа зеркала” показана так явно, мощно, красиво – и так инновационно, как мы говорим сегодня. Это своего рода “зеркальный кокон”, на котором никто не смотрится в зеркало (хотя, возможно, служанка и смотрится), но на которой зеркало всё равно является совершенно центральным элементом. Если уж и говорить про “психологическую сензитивность”, то здесь то самое место, где она явлена нам по максимуму.

Есть ещё всего одна работа, на которой мы видим какое-то отражение в зеркале:

Lady at her Toilette (c.1660)

Оно, кстати, обрамлена в самую дорогую из Тер-Борховских рам – а её зеркало является самым большим из всех его зеркал.

Подобные триады, вероятно, продавались лучше всего, поскольку эта композиция одна из самых частых у художника (особенно вот такие вот троицы, с молодыми пажами):

Не на всех их них есть зеркала, но на самом деле рассматривать хорошие репродукции таких работ – всегда одно удовольствие, они просто забиты всякими интересными деталями (и сензитивной антропологией тоже, по самые уши):

Люстра немного смахивает ван-Эйковскую; так и хочется поискать “зеркало”:

 

Вот набросок – не этой, но какой-то пожей работы (до нас она не дожила); видно, что “зеркало” появлялось на очень ранней стадии, как важный элемент композиции:

Вот ещё один набросок, более сложной сценки (но тоже с зеркалом):

Вот чем-то напоминающая набросок картина – Поклонник, или Кавалер; а нет ли у него монетки в руке? А если найду?

Вот примеры пары сценок, где тоже есть зеркало на столике (хотя его роль в сюжете самая минимальная):

Но есть и более активные зеркала (точнее, более активно использующие их “проститутки” (ведь если перед зеркалом крутится, то панятна же?):

Тут, кстати, тоже довольно большое зеркало, хотя и в раме попроще (а может, это мне так кажется? может, это какое-нибудь “чорное дерево”, которое стоило тогда бешеных денег?):

Тема Зеркала со Служанкой появится ещё на как минимум двух работах (но на обоих зеркало повернулось к нам спиной):

A Lady Dressing her Hair (c.1650) – Detail

 

В процессе раскопок всех этих проститутскинских тер-борховских зеркал я наткнулся на одну работу, которую я пока не знаю, как интерпретировать (я даже не знаю, считать ли её доказанно его, этой картины нет в известных мне крупных каталогах работ Тер Борха, хотя её приписывает художнику всё та же Gemäldegalerie в Берлине).

 

То был бы интересный извив творчества, поскольку до этого все зеркала встречались только в окружении “женщин”, и часто с косметическими целями (очень уже понятный нам сейчас мем – хотя не обязательно разделяемый всеми сейчас).

Но в целом Тер Борх получился чуть не из Квартала Красных Фонарей; а это не так разумеется,

даже и не просто “так или не так”, а всё сложнее, как обычно – но тут я совершенно провалился в сон, и So What всего этого дела допишу завтра, пардон.

 

Advertisements

2 thoughts on “Избирательное сродство зеркал и борделей

  1. Неужто всего сотня терборхов сохранилась? Я всегда выискиваю его картины с фирменным зеленоватым фоном 🙂

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s