Да, зеркала да Винчи

Эпиграфом для этого постинга может послужить знаменитое Заходеровское – Что мы знаем о лисе?.. Ничего. И то не все. 

Ну не было у Леонардо зеркал! По крайней мере вот так, чтобы показать на какую-то картину и сказать, Смотрите! Вот зеркало!  точно не было (или точнее – мы про такие пока (или уже) не знаем; может, они и были, но сплыли (и/или не выплыли пока).

Можно сказать, ну что же, не один такой, много было мастеров, которые в своём творчестве прошли совсем мимо зеркал (я даже писал про таких – например, про Кранаха, или про Дюрера – с последним, правда, всё сложнее оказалось; я и так-то должен был написать, что у него “почти не было” зеркал, но оказалось, что всё гораздо запущеннее, что таки были, и теперь тот постинг бы надо переписать в этой связи).

Но с Леонардо всё было ещё сложнее. Не то, чтобы я уже всё разрешил в его “зеркальных загадках”, но на постинг набирается.

Тут только вот какое дело – я и с другим-то мастерами обычно не занимаюсь пересказом википедии близко к тексту, а уж в случае с Леонардо точно не хочу этому предаваться; русская статья довольно неплохо написана, а английская вообще считается эталонной. Как говорится, не сочтите за труд попереться и освежить в памяти какие-то общие факты (дату рождения, например, потому что она важна для понимания некоторых работ).

Ну хорошо, уговорили, 1452. В небольшом городке Винчи, под Флоренцией. И 1519, но уже в замке Кло-Люси, уже во Франции. 

Это к тому, что жизнь была долгая, и довольно сложно закрученная, поэтому я свой рассказ разделю на некие микро-главки.

I. Зеркальный почерк

Это первое, что нападает на любого, кто собирается писать про зеркала (у да Винчи; первый же попавшийся поиск тут же вам сообщит, что Леонардо всё жизнь писал особым, “зеркальным” способом:

Так просто это прочитать невозможно (или очень трудно, по крайней мере), но стоит поднести к тексту зеркала (в наши его заменяет поворот картинки в любом редакторе), как текст превращается в самый обычный.

Это к слову о тех версиях, которые полагают, что Леонардо всю жизнь что-то такое “кодировал” (типа, “время было нелёгкое, Медичи, сами понимаете”). Кодом никаким тут и не пахнет, разумеется, потому что зеркала тогда использовались уже довольно широко, и уж у знати-то точно было. Гораздо правдоподобнее версия, что Леонардо был левшой, и просто сам для себя выработал такой способ записи, справа налево – иначе рука всё время бы смазывала только что написанное чернилами.  Свои записные книжки Леонардо писал только для самого себя, они никогда ничего не напечатал при жизни, все его “книги” – посмертные компиляции, сделанные много позже учениками.

II. Зеркала-помощники

Судя по всему, зеркала были и у самого Леонардо, причём довольно рано, и использовал не для расшифровывания собственных записей, а как инструмент для занятий живописью. Сохранился один набросок Леонардо, в котором он показывает, как нужно пользоваться зеркалом:

Собственно, к зеркалу относится только один фрагмент этого листа, вот он крупнее:

 

Вот как описывает процедуру сам Леонардо (в другом месте, в дневниках):

“Have a piece of glass as large as a half sheet of royal folio paper and set thus firmly in front of your eyes, that is, between your eye and the thing you want to draw. Then place yourself at a distance of 2/3 of a braccia from the glass fixing your head with a machine in such a way that you cannot move it at all. Then shut or entirely cover one eye and with a brush or red chalk draw upon the glass that which you see beyond it; then trace it on paper from the glass, afterwards transfer it onto good paper, and paint it if you like, carefully attending to the aerial perspective.”

“Возьмите кусок стекла  размером с половину листа бумаги формата Royal Folio бумаги [т.е., примерно 15 x 20 cm], и закрепите его перед собой, то есть, между вашими глазами и тем, что вы хотите нарисовать. Затем поместите себя на расстоянии 2/3 брахии [“руки”, длина которой составляла от 66 до 68 см] от стекла и зафиксируйте свою головы в специальном устройстве, которое не даст ей двигаться. Затем закройте один глаз (или покройте его чем-нибудь) и кистью или мелком обведите на стекле то, что вы видите через него; позже перерисуйте это со стекла на бумагу, а потом и на хорошую бумагу, и раскрасьте, если хотите, обращая внимание на общую перспективу. ”

На этом мелком рисунке не очень понятно, что это за “устройство”, в котором нужно “крепить голову”, но у нас есть рисунок Дюрера из его трактата по рисованию (я упоминал его уже в том постинге про “почти отсутствие” у него зеркал, но не недавно наткнулся на более приличную копию:

Это версия примерно 1525 года, но есть подозрение, что Дюрер знал про этот приём намного раньше. Рисунок Леонардо датируют примерно 1480 годом, то есть ему было около 30 лет уже, причём некоторые исследователи полагают, что он “изобрёл” этот приём. Мне кажется, что это какое-то общее место было, с самим принципом неизбежно сталкивается любой, в чьи руки попадает более-менее плоское стекло (а не зеркало, кстати). И ещё кстати, в книге Дюрера этот “приём” так незатейливо и называется – glass.

Другое дело, что для такого приёма нужно было сначала иметь само стекло – довольно ровное, и довольно прозрачное. Способа литья сразу плоских зеркал тогда ещё не было (он появился в начале 16 века, в Венеции), поэтому “плоские” зеркала делали из стенок выдутых сосудов (или в некоторых случаях сразу из таких плоских “лепёшек”).  Но к концу 15 века небольшие плоские стёкла были уже довольно широко распространены (и в Италии, и в Германии); другое дело хорошие “линзы” – то есть, зеркала с искривлённой поверхностью.

Конечно, кривизна и так получалась при литье (“сама”), но она была неравномерная (“кривая кривизна”), и хорошие линзы из таких стёкл не получались. Совсем хорошие научатся делать только через 200 лет, в Голландии, но какие-то попытки предпринимались и раньше, скорее всего. Так, у того же Леонардо есть рисунок устройства, которое как раз предназначалось для изготовления линз (вогунтых, в данном смысле, concave):

Как часто случалось с его идеями, реально сделать такое устройство было, скорее всего, невозможно; но как и со многими другими дизайнами Леонрадо, их пытаются изготовить сейчас. Используя современные технологии (те же точные шестерёнки, например), такую линзоделалку смастерить вполне возможно.

Хотя это всё-таки стёкла, а не зеркала. Но оказывается, что Леонардо и зеркалам нашёл применения в своей “творческой мастерской” – есть ещё один его рисунок, на котором изображён молодой человек, с большой вероятностью держащий в руках конвексное зеркало:

Он не смотрится в него – это использование зеркала в рисовании, ещё в металлической инкарнации, упоминалось с незапамятных времён – см. рассказ про Марцию (Иаю) и её автопортреты (но тем не менее, многие всё равно считают это рисунок автопортретом молодого Леонардо. И на его основе, например, создают некие “версии” того, как он мог выглядеть “на самом деле” (что на самом деле загадка, поскольку все так-называемые “автопортреты” – это только более или менее убедительные атрибуции).

Например, я недавно набрёл на Tumbler одног фаната Леонардо (Leonardian), который создал целую галлерею таких “портретов-реконструкций” – например:


Я, кстати, зеркально перевернул его работу – а оригинале “Молодой Леонардо” держит записную книжку в левой руке, что неверно, если он был левшой (он этой рукой должег был писать, а держать в правой).

 Но это я отвлёкся – если вернуться к зеркалам, и к тому, что Леонардо про них думал (и писал), то выясняется, что думал он про них исключительно хорошо. Сохранилось несколько фрагментов записей, в которых он описывает зеркала как “королевский инструмент” художников.  То есть, с одной стороны он призывает на уподобляться зеркалу:

“Живописец, бессмысленно срисовывающий, руководствуясь только практикой и суждением глаза, подобен зеркалу,
которое отражает все противопоставленные ему предметы, не обладая знанием их.”

Но с другой стороны, если подходить к делу (в том числе, и к делу рисования) осмысленно, то зеркало может оказать неоценимую помощь художнику, позволяя увидеть “сущность”, как формы и цвета деталей, так и общей композиции. Вот длинная цитата, которая описывает очень определённый способ использования зеркал, но показывает и общее отношение тоже:

“The air is filled with endless images of the objects distributed in it; and all are represented in all, and all in one, and all in each, whence it happens that if two mirrors are placed in such a manner as to face each other exactly, the first will be reflected in the second and the second in the first. The first being reflected in the second takes to it the image of itself with all the images represented in it, among which is the image of the second mirror, and so, image within image, they go on to infinity in such a manner as that each mirror has within it a mirror, each smaller than the last and one inside the other. Thus, by this example, it is clearly proved that every object sends its image to every spot whence the object itself can be seen; and the converse: That the same object may receive in itself all the images of the objects that are in front of it.”

“Воздух наполнен бесконечными изображениями объектов, распределенных в нем, и все они представлены во всех, и все в одном, и все в каждом;  так бывает, когда два зеркала размещены таким образом, что они точно стоят друг перед другом, так, что первое отражается во втором, а второе – в первом. Тогда первое, отражая всё, что во втором, отражает и самоё себя, вместе со всеми изображениями, представленными в нём, среди которых есть образ второго зеркала, в котором содержится образ первого, и так до бесконечности, таким образом, что каждое зеркало содержит в себе все другие зеркала, каждое меньше предыдущего и одно внутри другого. Таким образом, этот пример очевидно доказывает, что каждый объект посылает свое изображение в любую точку, откуда этот объект можно увидеть; и наоборот: сам объект может собирать в себе образы всех объектов, которые находятся перед ним”.

Как я уже писал, это очень интересный случай, но он показывает (=отражает в себе, если воспользоваться этой же метафорой) и много чего другого – то, что зеркала могут дать возможность увидеть что-то другое, или по-другому, не так, как это обычно делает наш замыленный повседневностью глаз (и мозг).

И мальчик тут тогда смотрит не “в” зеркало, а “при помощи” зеркала – на мир; mirror-mediated meditation.

Этот приём вскоре станет очень популярным, и его применение будет чуть ли не промышленным. К сожалению, он станет известным не под именем Зеркало да Винчи, а вовсе как Зеркало Клода, Claude Glass, по имени французского живописца Клода Лоррена (Claude Lorrain), который додумался взять слегка вогнутое и слега затемнённое зеркало, и с его помощью (то есть, просто подглядывая в отражение) писать ландшафтные миниатюры. Типа таких:

Тёмное зеркало выполняло кучу работы – оно не просто “сводило” весь пейзаз в более компактую, легко обозреваемую (и легко копируемую) композицию, но ещё и “раскладывало” в ней все цвета в определённые цветовые блоки – что-то вроде фильтра в фотошопе.

Например, я применил один такой фильтр ещё раз, очень грубо и утрированно, и вот что получилось:

Теперь остаётся только взять несколько простых красок – и там уже и Лихтенштейн не за горами. А то и Хокни (“другой”).

III. Зеркальная комната

Я  приводил выше цитату про бесконечные отражения зеркал друг в друге, как пример хорошего отношения Леонардо к зеркалам в целом. Но этот образ, судя по всему, очень заинтересовал его и “в частности”. В одной из своих записных книжек он нарисовал макет – не устройства даже, а пространства, которое он назвал Mirror Chamber, “зеркальная комната”:


Идея была в том, что если создать восьмиугольную комнату (октаэдр), все стены которой будут сделаны из зеркал, то находящийся в ней человек сможет видеть себя со всем сторон не поворачиваясь и даже не крутя головой (лёгкой “стрельбы глазами” будет достаточно). Как водится, реализовать такую простую, казалось бы, концепцию во времена Леонардо было практически невозможно – они в принципе не умели делать таких больших, во весь рост, зеркал (даже в пол-роста появились только спустя почти век).

И опять же, в наше время “это может сделать каждый”:


Мне, кстати, кажется, что Леонардо не до конца представлял, что же там именно будет видно, в такой комнате – то есть, да, увидеть себя со всех сторон там получается, но там кроме этого создаётся ещё ТАКОЕ огромное количество отражений (=бесконечное), что большинству людей в таком пространстве очень быстро становится очень плохо. Я попробую потом ещё отдельный постинг написать про подобные “камеры”, и что с ними делают всякие “артисты”.

 

Пока же можно отметить, что общее отношение к зеркалам было к Леонардо хотя и очень возвышенное, но совершенно прагматичное – они для него просто очень полезный инструмент, никакого символизьму.  В этой связи мне кажется немного сомнительным описание следующей работы с зеркалами, которую ему приписывают.

IV. Магические зеркала

Честно говоря, по поводу этой работы у меня некие сомнения – я не нашёл её пока ни в какой бумажной форме ( у нас есть довольно большой том с рисунками Леонардо дома, и я просмотрел ещё пару альбомов в библиотеке – но да, это не т.н. “полные собрания”, так что я пока не буду категорично что-то заявлять).  Но в тех местах, где я его нашёл в сети, этот рисунок, он описывается как “Ведьма Использующая Магическое Зеркало”.

Я уверен, что Леонардо был в курсе многих идей и представлений своего времени, которые приписывали зеркалам массу магических свойств и качеств (включая, например, способность “похищать души людей” – я писал про это в коротком обзоре про Балдунга (и ещё буду, в связи, например, с Чорными Зеркалами Джона Ди)). Но я не уверен – не в том, то Леонардо в них “не верил”, но в том, что эти магические свойства были для него важнее, чем те самые “полезные в худ.хозяйстве” качества зеркал.

Потому что если считать, что главным в зеркалах для него была “технология”, то эту сценку можно вполне понять и как “сеанс рисования с моделью с использованием зеркала”. Но да, “ведьмы” и “магия” для многих звучит интереснее и загадочнее, а поиск “загадок” да Винчи давно уже стал Большим Спортом.   

Кстати, говоря о “ведьмах”, недавно двух нашли на самой главной, так сказать, картине мастера – вот они:

Скорее всего, вы их тут не различите, но они там есть – по крайней мере, так утверждают люди с мелкоскопами и доступом к вот этой картине (на которой я отметил фрагмент, показанный выше):

Если верить некоторым исследователям, на заднем фоне у Моны Лизы показан вполне реальный пейзаж, а тот мостик и действительно назывался Ведьминым. И вот якобы там действительно под мостом можно обнаружить две человеческие фигурки – в таких же примерно позах, как и на рисунке выше.

V. “Загадочные” зеркала 

Есть ещё одна “зеркальная” тема, которая с недавних пор устойчиво прилипла к Леонардо. Как я писал уже, у Леонардо всё время норовят найти новые “загадки” – а них потом и “отгадки” (как и многих других мастеров тоже, конечно, но ему как-то особенно достаётся). Так, какое-то время назад стало модным искать в его работах “зашифрованные послание”, которые расшифровываются, если приставить к картинам в нужном месте – зеркала, разумеется!

А приставив, можно увидеть “Много Чего” – от головы Бога (вариант – Дьявола) и до летающих тарелок и Дарк Фэдера:

или вот вся та же Мона Лиза:

Этим добром забито, как говорится пол-Интернета, при желании вы можете и сами найти тонны примеров.  Шикарный, кстати, пример, культурного проецирования, хоть статью пиши, про Зеркальный Карго-Культ.

VI. Желательные зеркала

Если вернуться к “серьёзному”, то всё таки найти “настоящие зеркала” в “настоящих картинах” Леонардо очень, очень хочется (по-настоящему).

Хорошим кандидатом было бы его Благовещение, одна из первых написанных им Больших Картин (в масле, на панели – всё, как у взрослых, при том, что ему было тогда только 20 лет):  

Картина сейчас в галлерее Уфицци во Флоренции, а ещё её можно детально рассмотреть на Google Art.

Ну и что, как говорится, мешало ему приделать там зеркальце?

А может, оно там и есть? Если хорошо просветить, а?

Ещё потенциальный кандидат – Девушка с Единорогом:

Это, конечно, не картина, а рисунок – но считается, что картина тоже была, только пропала (хотя и успела вдохновить Рафаэля). И как бы уместно тут было зеркальце – ведь только Настоящая Девственница могла приручить единорога, а какая Настоящая Девственница без Настоящего Зеркальца?  Но нет.

VII. Мадонны и … зеркалоподобности

Из картин Леонардо нам больше всего миры его мадонны, конечно (и даже Мону Лизу многие тоже считают мадонной, просто недоделанной).  Но с зеркалами и мадоннами всегда туго; Благовещение ещё туда-сюда, но чтобы зеркало было вместе с малышом Христом – такого просто один-два примера, и обчёлся (из “настоящего” только Мемлинговский диптих приходит в голову).

Но не защитывая их за полноценные зеркала, конечно, у многих мадонн Леонардо можно найти “микро-зеркала”, в форме больших и красивых брошей – в которых может быть что-то и отражается даже! Первое такое мини-зеркало появилось на самой первой же мадонне, так называемой Мадонне с Гранатом (1472):

Вот знакомая многим в России Мадонна Бенуа (1478) (она сейчас в Эрмитаже):

А вот ещё более поздняя мадонна, так называемая Мадонна с Гвоздикой (1480):

Может показаться, что со временем Леонардо создавал всё более и более крупные “зеркала” – если так продолжать, то к 1490 году на шее мадонны должно было висеть просто зеркальное блюдце. Это не так (может быть, и к сожалению); у знаменитой Мадонны в Скалах (1492) брошь снова очень маленькая:

Но маленькая – не маленькая, а по всех этих микро-конвексах есть какие-то отражения – хотелось бы узнать, если кто-то уже пытался разобраться, что же там “показывают. Та же Мадонна с Гвоздикой вполне большая картина (да они и все не маленькие):

Как обычно, имеющиеся у меня копии не дают только ничего разглядеть, но сами-то сотрудники, или какие-то проф.учёные могли бы, наверное, покопаться:

VIII. Стеклянный Шарик

Эта последняя работа, про которую я хочу рассказать, и самая странная, пожалуй.  Она совсем недавно была засчитана Леонардовской, и по её поводу по-прежнему ведутся споры, он ли, не он ли.

Это так называемый Спаситель Мира (Salvator Mundi, c,1500) – и у него тоже есть небольшое мини-зеркальце (а в нём вполне может быть автопортрет да Винчи) :

Но не этим она так интересна – точнее, она интересно много чем, но в деле зеркаловедения основной изюминкой является, конечно, эта гигантская стеклянная сфера (символ того самого мира, который будут спасать):

И опять же, это не “зеркало”, конечно, никакое, разумеется – но и не совсем несвязанная с зеркалами вещь.  Такие конструкции могли появиться в голове только у тех, кто был в настоящих стеклоплавильных мастерских (а то и имел такой шар – например, дефектный, из которого зеркала уже не сделаешь (=пузыри), но всё равно красиво).

Забавно, что способность написать такой прозрачный шар, которая якобы была на тот момент только у Леонардо, стала одним из важных критериев “зачёта” этой работы за да-Винчевскую:

Такие вот зеркала да транслюцентности.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s