Коллатеральные отражения в ракушках

При стрельбе по зеркалам часто получаются осколки; collateral damage. Последний яркий пример такового был в случае с Хуаном де Фландес – причём, not once, but two!  Я писал про его зеркало на свадьбе в Кане Галелейской – и тут же обнаружил и зеркальный щит; а потом нарыл в закромах зеркальце Христовой бабушки (правда, там мы обсуждаем, зеркальце ли то было) – но тут же напал и на другие зеркальные драгоценности.

Иногда подобные околозеркальности уталкиваются в один постинг (как, например, у того же Златокузнеца Кристуса – но так там они, бутылочки в видами Гента, и расположены на одной картине с самим зеркалом). А часто я и просто зажёвываю эти зеркальные дериваты, не со злости, конечно, а просто от нехватки времени на “всё в мире”. С одной стороны, надо понимать, что это всё-таки не зеркала в полном смысле, но с другой – все эти скляночки, колбочки, бутылочки,  “вот это всё” принадлежит к какому-то одному континууму, я щетаю.

Особенно это верно в случае с Пенцом.

Точнее, с моим взглядом на его творчество – которое я пытаюсь как-то увязать с производством (сначала конвексных, а потом и плоских) зеркал в городе Нюрнберг.  Там, разумеется, не только зеркала производили, но и само стекло, из которого их потом; но из стекла этого и много чего другого делалось, посуда, например – и тогда, как говорится, открываются возможности для самых разнообразных product placement-ов.

Внимательный читатель предыдущего постинга сразу же угадает, что это поздний портрет Пенца – и действительно, его относят к концу 1540-х, ориентировочно 1548 году.  Это классический локоток, со всеми его причинадалами – включая всякие разные доп.объекты, нарисованные там и сям.   

Не  совсем ясно, кем был Sigismund Baldinger, изображённый на этом портрете – он входил в Большой Городской Совет Нюрнберга как “представитель горожан” (sworn representative of the citizenry), своего рода омбудсмен, но непонятно, за какие такие заслуги он им стал. Возможно, он был врач, и тогда вон та склянка могла указывать на его профессию. Имеющаяся у меня репродукция не позволяет разобрать, что там написано на этикете, и вензель на стене за ним тоже не доставляет, большего понимания в данном случае (мне, во всяком случае):

Но если вернуться – даже не к самой склянке (которая как раз могла быть отражением достижений стеклодувного мастерства того времени), а к изображённому на ней отражению (в данном случае, отражению окна), то оно, конечно, роскошное.  Это не просто очень сложная, гнутая форма, но ещё и очень многослойная, с водой, разными стенками, тенями итп. Как и Кристуса, а ещё раньше у Великих Фламандцев (типа ван Эйка, ван дер Вердена и других) виртуозная игра света и его отражений на таком стеклянном объекте образует целую картину в картине.

Как оказывается, Пенц не в первый раз играл в такие игры.

Похожий стеклянный артефакт (даже -ы) мы видим на другой его поздней работе, “портрете” Святого Иеронима:

Это самый сложный, наверное, портрет Пенца, он умудрился вставить сюда даже “элементы ландшафта”, очевидное влияние его поздних наездов в Италию. Была бы репродукция получше, может, мы и глазах льва рассмотрели какие-то отражения, но этого пока нет, а вот в вазе отражения есть, и опять довольно сложно устроенные:

Как я понимаю, эта картина попала в обойму “Китайских Артистов”, то есть, всех этих сервисов, обещающих вам копии Великих Шедевров за копейки, да ещё и получше оригинала. В сети можно найти вот такие изображения, например:

Это может быть, с некоторой небольшой вероятностью, работой одного из последователей (учеников, например) самого Пенца, написанный много позже, ближе к концу 16 века, если судить по стилю. Но скорее всего, это всё-таки новодел, взявший Св.Иеронима Пенца основу – и не забывшего прихватить и его вазочки.

Я наткнулся и на другую картину, гораздо более рискованную по содержанию, где подобных колбочек целый ряд:

К сожалению, у меня есть только такой вот небольшой файл сейчас, и на нём трудно разобрать, что же именно отражается в тех гнутых поверхностях (например, есть ли там отражения этой женщины?)

Рабочее название этой картины – Vanitas, и тогда предполагается, что она тут лежит не для любования, а для осуждения; но тогда и склянки должны тоже поддерживать нагнетание негатива.  Нагота модели само по себе не такое уж новое развитие для Пенца – и он асам, и их “безбожный кружок” всю жизнь изображали “обнажёнку” на своих работах.  Есть у него и другие картины, причём, как библейские, так и не очень – вот, например, его Венера с Амуром с Луком с Яйцом:

А вот портрет Юдифи – Отрезательницы Голов (Judith Victorious); обе картины относятся к концу 1530-х.

Я наткнулся ещё на одну работу, довольно странную. Её иногда описывают просто как Семейная Сценка:

С одной стороны, это можно понять и действительно как идиллическую сценку семейной жизни – папы правда нет (или это он, на медальоне), зато мама возится с малышам, а другой, уже подращенный, возится со своими игрушкам.

Совсем другое дело получается, если всё то же самое описать как  “Св. Мария с младенцем Христом и юным Св. Иоанном Крестителем” (а такие версии существуют). Тогда внезапно многое на этой картине начинает приобретать Символическое Значение, а то и Глубокий Смысл (даже котэ).

Но мне особенно интересна вот какая деталь:

Предполагаемый Иоанн Креститель играет тут в мыльные пузыри (сюжет очень популярный в живописи, но, как мне казалось, появившийся намного позже; кроме того, обычно довольно негативно окрашены – надувание мыльных пузыри считалось пустой тратой времени, поэтому часто встречалось на картинах с Vanity).

Но пузыри (как и любую другую метафору, впрочем), можно обратить и в метафорический лимонад – это и в целом признак скоротечности, мимолётности всего, и жизни в частности, а отношении Христа и вовсе легко прочитываемый намёк, что вот уже скоро, что некое “Аннушкино Масло” где-то да пролито.  Более того, на пузыре мы видим как бы крест – пусть это всего лишь отражение крестовины окна, но обертоны смыслов начинают играть сами с собою неизбежно.

У меня не хватает фантазии (или знаний) как-то убедительно увязать это с раковиной, в которой выдувается пузырь. Мои коннотации несутся всё больше в сторону Венеры и афродизиаков, но это вроде бы всё тоже позже началось. Хотя я где-то читал, что выражение “не собирай ракушки”, don’t collect shells (=it’s a waste of your life), используется в разных христианских текстах тоже.

И многие другие интересные вещи/смыслы отражаются на этой интересной картине тоже, наверное. 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s