Зеркала по дороге в ад и обратно

Это не постинг про зеркала у Босха – во-первых, про них я уже писал, во-вторых на этой картине и зеркал-то нет (точнее, может они там и есть, но на репродукции такого размера и качества я их найти не могу). И потом, это даже и не Босх; работу часто приписывают Босху, но её нет, например, в официальном списке его картин, скорее всего, это один из его многочисленных последователей.  Это не означает, конечно, что завтра её не могут переприписать – и не только потому, что он стоит на википедии, просто найдут какие-нибудь новые доказательства в пользу атрибуции картину самому Босху, а не одному из его последователей (как это считается сейчас).  (Я бы, кстати, сказал, что это, скорее, последователь Брейгеля… но кто я, чтобы такие вещи говорить). 

Но да не суть – постинг этот всё равно будет не про Босха. Я начал его с этой картины только из-за её “содержания”, так сказать.  “Содержанием” же тут является изображение т.н. “Видения Тондала” – Visio Tnugdali.

Даже ещё сложнее – я даже и не про сами Видения хотел рассказать,  а про одного из первых их иллюстраторов,  Симона Мармиона (Simon Marmion) и про его зеркала.  Которые, сразу скажу, к Видениям отношения не имеют – но, как мне кажется, без их показа и рассказ про зеркала будет куцым. А может, я просто их за уши друг к другу притягиваю…

Но как бы то ни было – “Видения Тондала”.

Этот текст был написан примерно в середине 12 века, братом-монахом Шотландского монастыря (? Scotts Monastery – на русский это перевели как церковь Святого Якова) в немецком городе Регенсбурге (Regensburg). Точнее, официально он, этот текст, им был “записан”, якобы со слов ирландского рыцаря Тондала (у этого имени очень много вариантов – Tnugdali, Tnugdalus, Tundalus, Tundale, Tondolus; я думаю, что в современный русский версия имени пришла из французского варианта Les Visions du chevalier Tondal).  До сих пор ведутся споры, был ли этот рыцарь полностью выдуманной фигурой, созданной для прикрытия автора (или коллектива авторов) или же кто-то/что-то там такое всё-таки “было”.

Действие происходит в Ирландии, точнее, оно, действие, там начинается и кончается, а но происходит-то оно в основном в совершенно других местах, более интересных (или менее интересных – в зависимости от ваших представлений о загробной жизни, а потом и в зависимости от ваших поступков в жизни этой).

В целом рыцарь Тондал был “нехороший человек, редиска”; в книге прямо указывается, что за ним водились и все семь смертных грехов, и ещё много чего “другого”.  И вот в один какой-то прекрасный момент он умер – то есть, это всем окружающим казалось, что он умер, а на самом деле его душа отправилась в путешествия по просторам ада и рая, в сопровождении нескольких ангелов. Судя по всем, он там “такого насмотрелся!”, что по возвращении (пробуждении) он совершенно изменился, начал вести праведную жизнь, короче, “наши победили”.

Собственно, это и есть весь сюжет – но интересны, как водится, нюансы; именно они, нюансы и детали описания и рая, и чистилища, и особенно ада пришлись, судя по всем, “по вкусу читателям”. Роман, если его можно так назвать, был абсолютным бестселлером – к XV веку он был переведён на 15 различных языков, включая даже белорусский (?), причём на многие по нескольку раз, и вообще был одной из самых читаемых книг на протяжении пары веков.  Можно было бы сказать, что в книге используется тот же трюк, что и у Данте в его “Божественной комедии” – с той только разницей, что написан он было за сто лет до этой книги. 

Я сейчас с удовольствием продираюсь через староанглийскую версию этого текста, с подробными комментариями, как языковыми, так и содержательными – The Vision of Tundale. Начиная с какого-то момента (как раз вот с адских частей), там нужно довольно хорошо знать не только классические христианские концепции, но и, например, ирландскую топологию и, скажем так, “этнографию” загробного мира.

Если все эти детали интересны, то можно прочитать статью в википедии (на английском – к сожалению, на русском про всю историю написано очень немного). Но всё это, как и говорил, имеет довольно далёкое отношение к зеркалам – например, в тексте они никаким образом не упоминаются.

Всё становится “теплее” (для меня) ближе к XV веку, когда начинают эта история начинает выходить с картинками, в частности, когда в 1475 году появляется  знаменитое французское издание с иллюстрациями того самого Симона Мармиона.

Это, конечно, обложка не того, а более современного издания, но изображён на ней как раз фрагмент одной из его иллюстраций.  Книге (оригинальной рукописи) повезло, она прекрасно сохранилась, и сейчас находится в Музее Гетти (J. Paul Getty Museum). До совсем недавних пор эта рукопись была доступна специалистам, но вот случилось чудо прекрасное, и большинство листов с иллюстрациями выложили в Google Art Project – см. Simon Marmion.)

Я не хочу сюда тупо перекладывать все принтскрины из GAP, но пару листов всё же покажу, просто чтобы насладиться создать контекст для дальнейшего разговора про этого мастера.

Вот так выглядит типичная страница с иллюстрацией – помимо большого рисунка, она ещё украшена богато декорированными полями (маргиналиями).

Здесь ангел по тонкой досточке проводит бедного Тондала над гигантской пропастью, заполненной горящей серой;

Вот вид ещё крупнее – для книжной иллюстрации того времени это супер-прекрасные вещи, конечно.

Есть и более “страшилковые” картинки тоже – вон, например, Тондал у ворот в ад:

где на своём ложе расположился сам ЛЮЦИФЕР

который там цап-царапает согрешивших.

Несколько слов про художника (хотя тут я должен добавить, что про него статья на русском в википедии как раз есть).

Симон Мармион – как раз одно из немногих исключений (подтверждающих – не правило, а просто утверждение, которое я ляпнул в статье про Школу Фонтенбло N1, что хороших художников во Франции в 15 веке не было).  Хотя даже и он является пограничным случаем, в прямом смысле – он родился в Амьене, но жил и работал в городах, которые сейчас-то Франция, но тогда были частью Фландрии (например, Валансьен); а несколько лет проработал и вовсе в Брюгге, самом фламандском из всех фламандских городов.  Тот же GAP определяет его как “фламандского”, а не французского мастера.

Несмотря на то, что он написал и довольно много картин (и религиозных работ, и вполне секулярных портретов), он считается именно “книжным иллюстратором”. Видения Тондала – только одна из его расписанных им книг, другой, не менее известной, являются, например, Большие французские хроники (Grandes Chroniques de France), но были и многия другия.

Собственно, из-за одной такой его книжной миниатюры я и узнал по него в первый раз – во время рытья примеров про Св. Луку, рисующего Мадонну я наткнулся на довольно странную иллюстрацию:


Зеркало (конвексное) висит тут в монастырской келье, но зачем и что оно тут делает – неясно; присутствует ангел, да и вообще вся работа была описана в том месте, где я её нашёл, как St. Matthew in his Studies, Св. Матфей в своей Творческой Лаборатории, если так можно сказать. Для меня это случай интересного расширения присутствия зеркала среди библейских персонажей.

Надо добавить только, что эта иллюминация только приписывается Симону Мармиону – как, впрочем, и множество других работ, в отношении которых в последнее время у некоторых исследователей начали закрадываться сомнения в их авторстве.

Интересно, что в тот момент (а это почти полгода уже назад) у меня как-то не возникло желания узнать побольше про этого мастера. Поэтому можно сказать, что он был “открыт” (мной, для себя) совсем недавно – я начал искать данные про Франсуа Клуэ, и оказалась, что некоторые историки считают  Симона Мармиона его дедушкой (!)  Тут-то я открыл и его Видения, и другие интересные работы.

До нас даже дошёл некий автопортрет мастера – хотя лучшей репродукцией, которую я смог найти, является пока обложка книги про собрание миниатюр

Здесь изображён момент дарения законченной книги – тех самых Хроник Франции – автором (Симоном Мармионом) заказчику и патрону издания, Филипу Доброму (Philip the Good), герцогу Бургундском, в присутствии канцлера Николя Ролена (Nicolas Rolin) и будущего правителя герцогства Карла Смелого (Charles the Bold) (я писал про эту традицию включения сцены дарения книги в саму книгу, когда рассказывал про Кристину Пизанскую).  Здесь такая же сцена, про которую мы даже знаем точную её дату – 1 января 1457 года.

Что означает, что Хроники писались примерно в середине 1450-х – когда Мармиону было около 30 лет; что в свою очередь означает, что он должен был и действительно быть одним из лучших миниатюристов, чтобы так рано получить такой важный заказ.  

(На этой миниатюре нет зеркала, но есть часы – похожие на те, что мы видим на картине Рождение Иоанна Крестителя Хуана де Фландеса).

 

Есть, однако, одна работа Мармиона, сомнений в авторстве которой обычно не возникает – так называемые Жития Св. Бертана (St.Bertin)

Это примерно половина сцен, вот вторая часть этой работы:

Это огромная работа, длина всей панели более 3 метров, и каждая из сцен является, по сути дела, большой и интересной работой самой по себе. Но у меня нет хорошего изображения, поэтому интересующую меня панель я могу показать только вот так пока:

Здесь в изголовье у роженицы мы видим тот же самый предмет, который мелькал уже в моих записях неоднократно – то ли это зеркало? то ли монстранция, изготовленная из стекла/зеркала? то ли просто какой-то медальон?   Так мне пока это и неясно пока; будем, как говорится, искать дальше.

Я не нашёл никаких внятных описаний жизни этого святого (он был настоятелем монастыря бенедиктинцев в городе Сент-Омер (Saint-Omer), который в те времена назывался Ситью (Sithiu)).  Монастырь потом переименовали в честь него (Abbey of Saint Bertin), но сейчас он совершенно разрушен, стоят только руины. Непонятно даже, то ли это сам Бертан тут рождается, то ли Иоанн Креститель, то ли сам Иисус; всё, как говорится, может быть. 

Картина сейчас находится в Берлине, в Gemäldegalerie; но у них не просто плохой сайт, а вообще какое-то его отсутствие, так что я ничего пока не могу сказать про то, как она там описана.

 

Возвращаясь к зеркалу Св.Матфея – так я про него ничего и не понял пока.  При этом я  в какой-то момент я нашёл и Св.Луку, всё рисующего свою Мадонну (забавно неправильно на этой версии Мармиона – и при этом совершенно без зеркала):

 

Получается, что постинг какой-то никакой получился; сумбур вместо истории. Но такова жизнь, и таков пока статус всех моих расследований, всё время какое-то расползание мысьи по древу истории, и открывание всё новых и новых подвалов и погребов со скелетами в шкафах.  Я не пишу про это здесь, но в процессе поиска иллюминаций Мармиона я набрёл на пару больших онлайн хранилищ старинных книг, и там тако-о-о-го понаходил про “зеркала в искусстве”, что впору переписывать многие мои постинги, настолько моё понимание этой темы изменилось.  Но переписывание это пока всё в будущем.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s