Цветочки, грибочки… и зеркала (Фонтенбло)

Это ещё одна картина из серии “ой, где был я вчера”  “а вот ещё интересная работа с зеркалом, которая недавно попалась  мне на глаза в одном музее” – там было с Ромбаутсом, так было с ещё парой картин (про которые я думал, что я уже написал, а оказалось фиг – по-прежнему в закрытом драфте 😦 )

Эта картина попалась всё в том же музее чистых искусств (Musée des Beaux-Arts) в Страсбурге, где я постоял рядом с Мемлингом.  Я поленился в своё время написать про этот музей – который нас потряс своей ужасной задрипанностью и провинциальностью (про том, что коллекция-то у них потрясающая).  На всякий случай – вот тут в галерее на Фликре можно посмотреть с пятьдесят, примерно, картин (там разрешают снимать, но свет в залах плохой).

Именно эта картина висела в каком-то проходном коридорчике, прямо напротив огромного яркого окна, из-за чего её практически невозможно было снять; этот снимок делался метров с пяти сбоку, потом вытягивался взад в прямоугольник в редакторе. Так развешивать картины – позор и отстой 😦

Ещё немного гона про музеи, а потом немного про картину и зеркало на ней

Тут я недавно написал про работников другого музея “если не врут“, а меня укорили, что это чуть ли не оскорбление профессионалов, не говоря уж о “снижении стиля” данных рассказов. Стиль этих зеркальных рассказов  настолько снижен (сознательно), что я и не знаю даже, можно ли ниже – разве что громко материться начать.

Про музеи же – да, я честно могу сказать, что у меня на них отдельный большой зуб клык; и дело даже не в высоких поэзиях, типа создания развивающего и обогащающего experience-a всех для нас (платящим из за это налоги). Этим они просто не умеют заниматься (хотя деньги берут); как говорит, не до жиру, уж хоть бы не врали по мелкому.

Названа работа незатейливо – Venus Reclining (Возлежащая); датирована она c.1510, а анoнимный её автор приписан к School of Fontainebleau (Школе Фонтенбло) – только имейте в виду, это две очень разные по содержанию статьи.

Школа Фонтенбло – это не заведение, а направление – точнее, даже направлени-я; различают Раннюю и Позднюю (Высокую) ШФ. Так вот, Ранняя началась во Франции самое ранее в 1530 (а на самом деле с середины 16го века, примерно). При этом эта картина принадлежит как раз к второй, более поздней волне – некоторые её элементы (в частности, зеркало) напоминают Прекрасную Габриель  – а это 1590, а то и 1595.

Даже Тициановская Венера из Урбино, на которую эта работа явная аллюзия, написана в 1538 (!) году; хотя их совместная с Джорджоне Венера и написана намного раньше (как раз в 1510 году). Но несмотря на то, что какие-то элементы той первой Венеры и близки к данной анонимной работе (например, и там, и тут Венера “спит”), это всё равно картины из разных галактик стилистически и технически.

То есть, врут, опять, на голубом глазу. У меня для музеев вообще презумпция виновности – это аррогантные вруны, если только они не делают огромных усилий по убеждению меня в обратном. Но да фиг с ней, с поэзией критиканства. К зеркалам!

Тут у меня, конечно, некоторый затык. Нормальный, внятный рассказ про эту картину (и её зеркало) требует плетения сетей их смыслов и артефактов, подобных тем, про которые я писал в прошлом постинге; того и гляди, заболеешь. А если не болеть, то получаются какие-то огрызки. Но наверное, я с всё-таки пока начну с “огрызков”, а сети поплету попозже.

Сама по себе эта работа так себе, на самом деле – вторичная, технически не очень качественно написанная итп;  но как часто бывает, некий вторичный римейк может привести к каким-то свежим инсайтам. Таким инсайтообразующим моментом для меня стало зеркало на этой картине:

Точнее, не столько зеркало, сколько весь этот “семантический блок” – женщина с рукодельем, зеркало на стене (заметим, уже плоское, и в богатой раме), горящий камин, стол с зелёным сукном.  Всё это почти идентично группе на двойном портрете Габриель и её Предполагаемой Сестры:


Заметим, что зеркало Габриель намного примитивнее – оно и меньше (хотя уже плоское, не конвексное), с более простой рамой; и у него ещё не скрыт крюк, на котором оно подвешено (скрытая подвеска появилась позднее). Всё это вместе указывает на то, что музей промахнулся с датировкой лет на сто – то есть, эту картину (с Венерой) можно отнести году этак к 1610-му, спокойно.

Но фиг с ними, с музейными описками; всё равно это не очень помогает понять семантику всех этих лего-блоков – “вышивающих служанок”, “столов у каминов” и “зеркал”, кочующих из одной картины в другую. Но будем разбираться помаленьку, чего уж.

Пока не забыл, в этой картине есть другой интересный момент, связывающий её с другой зеркальной работой – а именно, тоже анонимной Эротомагией. И там, и тут мы видим ковёр из разбросанных цветов – в случае с Венерой, он как бы ещё плавно переходит в то ли узор, вышитый на простыне, а то ли просто не очень хорошо выписанные живые цветы на ткани:

Для сравнений – вот как это выглядело у мастера Нижнего Рейна (заметим, что камин тут тоже есть):

Но тут я возьму пока паузу, и отправлюсь на сбор других грибов “строительных блоков” в лесах Фонтенбло.

Для порядка

ЗЕРКАЛА В ИСКУССТВЕ

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s