Серийные зеркала Матисса

Матисс, как известно, всю жизнь писал одну и ту же картину, вот эту  бесконечное полотно “Обнажённая с Цветком”. Это или явно так, или если сразу не видно, то значит в разрезе; то есть, все остальные работы можно воспринимать как наброски и этюдии к Этой Самой Картине.  Или как одну огромную, длинной во всю его долгую жизнь, серию.

Про эту обсессивную серийность (сериальную обсессивность?) публике обычно не любят рассказывать, норовя свести разговор всё больше к колористике и композиции; но что-то всё-таки потихоньку меняется в жизни, и вот уже i_shmael рассказывает о выставке в Центре Помпиду, которая, так сказать, приоткрывает завесу над этим нарисованным очагом бесконечным полотном Ню с Цветами, которое всю жизнь так и ткал Матисс, и которая (выставка) вот так прямо и представляет его как глубоко серийного художника.

Так случилось, что на выставке той зеркал не оказалось (ну, или если они там и есть, то их так мало, что они не попали ни в каталог, ни на сайт, ни в кино (в остальном хорошее)).

Что и неудивительно – как и многим другим аффтарам дионисийского толка, Матиссу было в его (худ.)жизни в целом не до зеркал; подавляющее число его картин никак с зеркалами не связано. Зеркала же, как мы знаем, пишутся натурами утончённо-рефлексивными и рафинированно-декадентствующими; не то был наш Матисс.

Но полное отсутствие зеркал на выставе тоже немного странно; дионисийство – дионисийстом, но какое-никакое их количество у Матисса накопились, хотя бы и в связи с долгой жизнью. А часть из его зеркал случилась ещё и в буквальном смысле сериями, так что у меня тут тоже накопилось немного картинок вдогонку к выставке; хватает на небольшой постинг на тему сабджекта –

зеркала Матисса:

Интересно, что первые зеркала Матисс писал только в самом начале своего “фовистского периода”:


La coiffure (1901) – Расчёсывание (? плохо переводимое на русский выражение)


Les fleurs jaunes (1902) – Жёлтые цветы


Carmelina (1903)

У меня нет репродукций каких-либо более ранних его работ с зеркалами, времён учёбы и подражательства (с 1890 по 1900е).  Хочется заметить, что во всех этих первых картинах зеркала играют очень важную роль; вокруг них строится вся композиция  (=интрига) картин, и вообще они занимают тут видное место. Интересно, что на всех этих картинах изображено, скорее всего, одно и то же зеркало, простое прямоугольное зеркало в деревянной раме (покрашенной жёлтой или золотистой краской). Но с другой стороны, ничего особенно оригинального (с точки зрения изображения зеркал) в этих работах нет, все эти сюжеты к этому времени давно перетёрты многими другими художниками.

Но с некой третьей стороны, эти три картины сразу очерчивают тот любовный треугольник тем, с которыми Матисс будет носиться работать практически всю оставшуюся жизнь: Голая Женщина – Цветы – Я Сам Любимый.

Bob Kessel, американский художник и иллюстратор, известный своими перепевами и реаппроприациями всяких разных других художников, вот какой хомаж написал про Матисса:

Тот все эти три темы очень точно показаны (только он цветы заменил на рыбок – я не против рыбок, но для исторической правды всё же заменил их на не цветы).  Но я перепрыгиваю уже в наше время, а пока назад, на сто лет.

То есть, в то время, когда у мастера начинается период “дикого фовизма” (1900-1910+); за 10 с хвостиком лет Матисс становится тем, каким мы его знаем и за что в основном любим:

Это всё отличные работы, но, как я уже писал, их нарастающая дикая дионисийскость, буря и натиск, никакого шанса зеркалам не оставляют. Их нет ни на одной работе этого времени (поправьте меня, если это не так, и вы про таковые знаете).

Работы этого периода (с 1900-го по примерно 1915й годы) принесли Славу и Деньги, но также и возможность перебраться в Ниццу, где Матисс постепенно стал превращаться из “одного из” в некую в вещь в себе, в совершено ни на кого не похожего мастера.

И вот тут-то, в Ницце, точнее, в своём доме в пригородах Ниццы, в Cimiez (не путать с крымским Симеизом), на его картинах снова начинают появляться зеркала.


Le lecteur inattentif (1919) – Невнимательная читательница

Я думаю, что это овальное зеркало сначало просто появилось в доме, а уже потом “появилось” на десятке с лишним артин.  Интересно, кстати, было бы прочитать про мат. часть. –  как оно, это зеркало, попало в дом, кто его купил(а) – и за сколько, например, тоже интересно.

У меня были в детстве дневники Матисса (двухтомник, по-моему), но я тогда их не прочитал, а только просмотрел иллюстрации. Сейчас бы я конечно того, поживился;  недавно читанные дневники Дега, а потом ещё Жана Кокто были удивительно интересным чтивом.

Некоторые из работ с этим зеркалом образуют те самые “пары и серии”, про которые выставка в Помпиду.

Слева – небольшой натюрморт “Анемоны в чёрном зеркале (Anemones au mirror noir, 1918), а справа – картина Кровать в зеркале (Le lit dans la glace, 1919).

А ещё одна картина, Натюрморт с лимонами  (1919), может, и не образует серии в чистом виде, но всё равно связывается с предыдущими двумя через этот овальный транзитный объект:

Как и в трёх самых ранних картинах с зеркалами, овальное зерало в этих трёх натюрмортах тоже (правильнее сказать – всё ещё) играет большую роль. На отражении в нём всяких объектов (цветов, кровати), собственно, и строится опять вся композиция.

Но затем, в целом ряде других картин, это знаменитое овальное зеркало  становится совершенно неважной, проходной деталью интерьера (хотя со времением оно делается и знаковой деталью тоже – хотя бы просто из-за числа работ, которые таким образом становятся неявно связанными, пусть даже только centralasian-ом).

Этих зеркально-связанных картин у Матисса получилось довольно много (и в них тоже можно подметить некие пары и мини-серии, как например, в этих двух завтраках).


Завтрак (Déjeuner, 1919)


Woman by a window (1922) – Женщина у окна, но можно и Завтраком тоже назвать.

В большинстве случаев в зеркалах на этих картинах или совсем ничего не отражается, или отражается что-то непонятное.



La méditation. Après le bain (The Meditation. After the Bath) (1920) – Медитация. После ванны

В иногда на картине и вообще не очень понятно, что это оно, зеркало; без дополнительной информации не угадать.

Постепенно, например, в Интерье с iPad-ом Интерьере с футляром из-под скрипки (Interior with a Violin Case, 1919) зеркало и действительно становится лишь одним из предметов в комнате, совершенно неглавым при этом (например, эту картину не назвали же Интерьер с Чорным Зеркалом).

Логично, что в какой-то момент от зеркала на картине остаются только рожки да ножки:


Interior with a window (1919) – Интерьер с окном.

Вот ещё примеры “огрызков зеркала”:


Le boudoir (1921)


Reading woman (1921) – Читающая женщина


Woman on a sofa (1922) – Женщина на диване

А на следующей картине мы настолько заняты другим, что зеркало распознаётся в какую-то уж совсем десятую очередь – и тем не менее оно потихоньку продолжает связывать всё тот же “любовный треугольник тем” Матисса.


Есть, пожалуй, только одна картина этого периода, где пресловутое овальное зеркало используется, так сказать, “по делу”; в нём что-то явно отражается



Nu au turban (1924) – Ню в тюрбане   (зы: на заметку i_shmael-ю “ню в тю”)

Краткое саммари:

– зеркальность используется либо вообще никак, либо совершенно минимально
– зеркало не несёт никакой символической нагрузки, это просто предмет в интерьере
– самый навороченный приём – “обратная сторона Луны”, это умели делать 485 лет назад
– зеркало маленькое и – пожалуй, самое важное –

– в него никто, никакая из женщин не смотрится; они здесь: у Матисса, не живые женщины, а модели, манекены; манекены в зеркало не смотрятся (хороший арт-проект, кстати).

Интересно понаблюдать за самим зеркалом, точнее, за эволюцией его показа

Есть ли в нём изображение или нет (вертикальная ось), Матиссу по большому счёту неважно. Есть – хорошо, нет, тоже ништяк.

Интереснее горизонтальная ось, от “реализма” к “абстрации”.  Понятно, что это отностится не только к зеркалам, сколько просто отражает изменения манеры письма, но заметно, что Матисс изображает свои зеркала всё менее и менее детально (=всё более и более абстрактно), в конце концов они (точнее, оно) превращается уже просто в бублик с хвостиком, и вот-вот уже просто в дырку от него.

Анализ творчества мастера показывает нам, что в его доме было,  судя по всему, не совсем одно зеркало.

Вот, например, ранняя работа (периода начала жизни в Ницце), где зеркальная поверхность на картине создаётся огромным (платяным?) шкафов с зеркальными же дверцами. Они (дверцы-зеркала) специально сделаны для верчения перед ними женщин во всяких нарядах, но ничего из этого спец.назначения на картине нет. Даже такое огромное зеркало (и в реале, и на картине – она тут занимает около 40% площади) всё равно остаётся лишь предметом мебели.



Femme en blanc par un miroir (Woman in white by a mirror) (1918) = Женщина в белом возле зеркала

Но похоже, что что-то в этой композиции Матисса увлекло. Через нескоколько лет, когда он стал писать свои “восточные” работы (ковры, кальяны, одалиски итп), он создаёт вот какую работу:


Odalisque Reflected in Mirror (1923) – Одалиска, отражающая в зеркале

Сначала это рисунок, но затем пишется и и большая картина с точно такой же (только зеркальной, лол) композицией:


 Standing odalisque reflected in a mirror (1923)

Это супер-классная работа (почти гениальная, как пишет в таких случаях i_shmael). Опять же, нельзя сказать, что это совершенно новая постановка фигуры и отражения (мы видели нечто подобное у Дега, в его Madame Jeantaud). Но это было именно “нечто подобное”, точная же конструкция, со всеми её смыслами и их обертонами – достижение именно Матисса.

Мы видим тут полно-ростовое зеркало, в него можно увидеть всю себя, чем женщины и занимаютя.  И мы действительно видим отражение почти полной фигуры в зеркале (зеркало “отъело” только щиколотки). Но при этом тут по-прежнему нет никакого смотрения женщины в это зеркало! Оно по-прежнему остаётся лишь “точкой опоры”, и одалиска и в самом деле тут просто опирается на шкаф.

Вся традиция до этого (я имею в виду традицию именно таких вот, больших зеркал) предпологала, что в меру, полу- или полностью обнажённые дамы должны как-то с ними взаимодействовать, по простому – пялиться в них на себя.

Тут же мы видим почти клинический (почти тюремный, надо бы сказать) разворот анфас-профиль. Но как и в случае с тюрьмой, подсудимая полностью исключена из процесса использования зеркала.


Через год Матисс нарисовал ещё один набросок, на этот раз уже полной ню.



Nude in the mirror (1924) – Обнажённая в зеркале

Я не знаю, есть ли соответствующая картина, никогда не видел и не встречал в каталогах.

Матисс не начал писать зеркала одно за другим после этого шедевра, но какие-то идеи, судя по всему, запали в его душу копилку мастера. Через много-много лет он напишет ещё один утрированно-тюремный анфас-профиль, на этот раз сидящей фигуры:



La reflection (1935) – Отражение

Есть у него и похожая “стоящая ню с зеркалом”; только она тут даже и не опирается на него, а просто стоит рядом (by the mirror):


Nude in white peignoir standing by the mirror (1937) Модель в белом халате возле зеркала

Тот же ли это шкаф, что и раньше? или Матисс таки приобрёл отдельное большое зеркало для студии?

Скорее всего, второе – мы видим похожее зеркало (большое, снова в жёлтой раме) на другой его работе конца 30-х:



Woman in blue dress before a mirror (1937) Женщина в синем платье возле зеркала

И снова встречаем его на ещё одной картине:


Reading woman on a black background (1939) Читающая женщина на черном фоне

Но и это не всё. Судя по всему, в доме Матисса было ещё и каминное зеркало, хотя писал его он очень редко (практически один раз, если честно:)

sure: 
Nude standing by a mantelpiece (1936) – Обнажённая у камина

Оно мелькает ещё в одной ранней картине



The Moorish screen (1920) Марокканская  мавританская, поправляют меня ширма

Но если совсем-совсем честно, я не не уверен даже, что там было именно зеркало; это вполне могла быть просто каминная полка (=mantelpiece), с картинами. Надо искать фотографии и/или дневники.

На одной из после-парижских работ Матисса видно ещё одно зеркало, настенное (как и обычно, никакой зеркальной роли оно не выполняет):



The Painter and His Model (1917) Художник и его модель

Потом это зеркало появится в двух других работах из восточной серии, но снова вхолостую,  чиста за бохатую раму.



Seated Odalisque, Left Knee Bent (1928) Сидящая одалиска



Decorative Figure on an Ornamental Background (1926) Фигура на восточном орнаменте

Когда я писал, что у Матисса женщины не смотрятся в зеркало  – точнее, это их в зеркале рассматривает художник, это было правильно, но – почти правильно. Есть исключение, состоящее, насколько мне известно, из вот этой одной работы:



Dancer Reflected in the Mirror (Danseuse reflétée dans la glace) (1927)

В сердине 1930-х Матисс написал ещё несколько рисунков с зеркалами, практически идеально раскрыв ту самую, треугольную его тему – Мастер, Ню и Цветы (вместо цветов можно взять богато изукрашенную раму какого-то очередного его зеркала):



Reclining nude. The painter and his model (1935)



Modelling in the mirror (1936)



Self-portrait with nude at the mirror (1937)

Этих рисунков на самом деле больше, но они плохо ищутся в сети и, как я написал, требуют отдельного анализа (=постинга). Но вообще жалко, что на этом Матисс с зеркалами и бросил. Было бы интересно какие-то зеркала из его  с  cut-out-ов посмотреть, вот бы где (и как) он мог бы сказать Новое Слово в зеркаловедении.

Такой вот небольшой рассказ, про королей, капусту Матисса, его ню, их депривацию от рефлексирующих практик, а также о месте зеркал в интерьере нашей жизни. Последние рисунки, кстати, очень интересные (особенно последняя, где женщина не просто не смотрится, но и вообще скрывается своё лицо; нехилый закос). Но для разбора этих работ надо бы поговорить вообще про зеркала и автопортреты, а это отдельный большой разговор, а пока – пока, спокойной ночи.

 

Advertisements

2 thoughts on “Серийные зеркала Матисса

  1. заинтересовали черные круглые зеркала 🙂 –
    может быть через них в комнаты смотрит Ничто 🙂 –
    у Малевича черный квадрат – здесь черный круг…:-)

    • Кстати, да, Чорный Квадрат Малевича – это зеркало, конечно; я писал про это как-то, но совершенно вскольз. Надо бы эту тему вытащить в отдельный постинг.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s