Зеркала Де Га. Part III (тазики)

Итак, третья часть М. балета саги про зеркала Дега (в которой балета уже как раз не будет, балет был раньше); в этот раз будет про “тазики”.


Но сначала, несколько слов “контекста” и “подтекста”.

Как я писал, начиная с середины 1870х Дега был вынужден писать больше работ. Это привело к тому, что ему потребовалось намного больше и натурщиц, моделей.  Работы стали покупаться, начались даже авансовые выплаты, под ещё ненаписанные работы. Нужно было выдавать “материал”, а для этого нужны были и “свежие женщины”, и лучше “подешевле” (и “посговорчивее” – многие модели отказывались работать с Дега, потому что он заставлял их подолгу стоять в неестественно изогнутых позах часами).

Я совсем ничего не знаю про эту сторону художнической жизнедеятельности – в то время точно ещё не было каких-то специализированных модельных агентств, хотя какие-то посредники могли и существовать; не знаю сумм, которые могли выплачиваться или каких-то тонкостей модельных контрактов (релизов).  Подозреваю, что были чиста джунгли. Даже точнее, скорее всего в наличии был широкий спектр “возможностей” – моделями могли стать как знатные дамы, и жены друзей, и просто женщины и девушки, желающие немного подработать – но это могли быть и профессиональные проститутки, например.

Услугами последних можно было пользоваться для той же “обнажёнки”, темы в искусстве вечной, и вечно вызывающей массы проблем. Интересно, что в творчестве зрелого Дега практически нет работ с обнежеными обнажёнными, поправляют меня, фигурами (если не считать ранних учебных работ, моделями для которых могли стать как (полу)профессиональные модели, которых приглашали художественные школы, так и просто другие картины). Зато их появляется огромное количество как раз к возрасту беса в ребро.

В 1879 году Дега получает заказ на серию чёрно-белых иллюстраций для рассказов Ги де Мопассана, в которых должны были быть показаны и сцены из публичных домов. Вот несколько образцов, предложенных Дега книгоиздателю – я отобрал только те, на которых есть зеркала, естессно:



Edgar Degas – In the room (1879)

The customer (1880)

 

On the bed (1880) 16 х 21 см

 

Как видно, это довольно натуралистичные работы, изображающие “всё, как есть”. Насколько я знаю, они так и не были опубликованы в виде книги (но тут я могу ошибаться, у меня пока противоречивые данные). В любом случае, видно что Дега прекрасно справлялся и с довольно рискованными темами (включая и поиск для них моделей).

Не все его работы были настолько экстремистскими в изображении “самого дна”, но с какого-то момента в работах Дега появляется всё больше  и больше “простых людей” (в основном женщин, конечно). Некоторые работы в жанре “сценки обычной жизни” я уже показывал в прошлом постинге, но это всё-таки были, скорее, небогатые дворяне или просто горожане. С начала 1880-х Дега начинает писать (и довольно успешно продавать) картины “простого люда”, вроде вот такой вот серии “Гладильщиц“.


The Laundress (1883)

The Ironers (1884)

Зная его зависимость от клиентов и продаж, вполне закономерно ожидать появления и “обнажённой натуры”. Сам Дега относился к этому прагматически, если не сказать цинично. Если покупателю так хочется, то можно писать что угодно. Он неоднократно говорил, что живёт в счастливое для художников время – если раньше для того, чтобы написать голую купающуюся женщину, нужно было наряжать всё это в какой-нибудь библейский сюжет (типа Cусанны и Старцев или Вирсавии (Bathsheba), то теперь можно было просто написать голую купающуюся женщину.

Некоторые проблески темы “купания” можно увидеть уже на одной из его ранних (докризисных) работ:


Edgar Degas – The Pedicurist (1873)

И этнографически, и психологически это очень интересная работа (с точки зрения “зеркал”, конечно, нет – мы опять видим тут лишь маленький кусок, ничего толком не показывающий). Но это уже вполне туалетное зеркало, которое было либо частью туалетного столика (который, кстати, так и стал называться vanity), либо же оно на него устанавливалось.

Ну, и “тазик” тоже интересен – процесс купания тогда происходил в них (а вовсе не в ванных, которые были доступны только очень состоятельным людям, и не в душе или из-под кранов, которых тогда ещё не было).

Тема до/после/во время “купания в тазике” захватила позднего Дега довольно сильно – по разным оценкам он написал более 300 работ (больше, например, чем того же балета – что, однако, не заставляет людей считать Дега певцом мойдодрыства).

На многих работы из этой серии есть и зеркала; некоторые из них совершенно блокбастерны, другие почти неизвестны, но все в сумме создают богатый коллективный портрет, как меня учили это называть, Моющейся Женщины.


Woman at her toilette (1876)

 



At the mirror (1889)


La Toilette (1888)

 

La Toilette (1886)

 

Woman at her toilette (1895)

Woman at Her Toilette (1888)

 

The tub (1885)


Woman At Her Toilet (1886)

Важно отметить, что большинство из этих работ написаны пастелью, а не маслом – с годами Дега видел всё хуже, и ему всё труднее было работать с очень требовательным маслом.


Woman squatting (1879)

Работ без зеркал много, много больше – я приведу только одну, ещё и потому, что она мне понадобится позже.

 

И эта, и многие другие работы вызвали, разумеется, очень неоднозначную реакцию. Кто-то (меньшинство на самом деле, в основном коллеги по ремеслу) увидели тут высокое мастерство – и композиции, и цвета, и “вообще”. Большинство посчитало их чуть ли не порнографией,  и уж точно оскорбительными по отношению к женщинам.

Кто-то сравнил женщин Дега с приколотыми в коллекционной коробке бабочками, которых специально изгибают перед умерщвлением в самые замысловатые позы, которые позволяют потом лучше любоваться красотой их крылышек.

Как водится, мне понятна, и та, и другая (и ещё многие третьи позиции). Пиктограммный итог:

Собственно, на этом можно сказать всё Зеркалам Дега.  После 1890-х он мало что писал вообще, занимался какое-то время скульптурой (знаменитые его балерины), а также создал несколько совершенно прекрасных серий, которые для меня показывают “настоящего Дега”.

На них нет зеркал, но есть прекрасный цвет и вообще “высокий aman_geld-изм”:

Landscape (1890)

Landscape (1891)


L’Esterel (1890)

Burgundy Landscape (1886)

Как ни наставлял его Энгр, так и не стал Дега “мастером линий”; а стал мастером “цвета и фактур” (традиционно считающихся “женскими” характеристиками (ку-ку, Фройд!).

Последние годы Дега жил почти в полном одиночестве, всеми заброшенный. Большинство признавало его талант, но не могло терпеть его выходки, нападки на друзей, даже самые верные их которых отшатнулись от него, когда в ходе дела Дрейфуса он понёс совершеннейшую антисемитскую околесицу.

Это Дега в середине 1880-х. А вообще он прожил до 1917 года, что обалдеть, конечно.

Именно эта фотография сделана не им самим, по-моему, но в качестве некоего бонуса к теме можно отметить, что “на пенсии”, так сказать, Дега и сам увлёкся фотографией, и сделал довольно много фоторабот (их не так давно собрали и издали отдельной книгой).   Большинство из них так себе, но мне было интересно, что Дега (с)делал довольно много работ с множественной экспозицией (слои в современном фотошопе).

Я даже нашёл его фото с зеркалом – автопортрет с Ренуаром и Малларме (1879)

Если отвлечься от наличия стольких селебрити на одном снимке, использование зеркала-то довольно банальное, даже для его времени. Такие дела.

Ах, да, чуть не забыл – я привёл одну работу купающейся без зеркала, что в том числе показать и технический приём, которым стал пользоваться художник-фотограф в 1890-е годы – подобно многим, он стал сначала фотографировать моделей, а уже потом писать по фотографиям.


Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s