Нет зеркала у Кранаха – (почти) нет их и у Дюрера

Раз про зеркала не пишется, напишу не про зеркала; точнее, про отсутствие зеркал, например, у Кранаха.

Это, кстати, его работа (Die Melancholie (1532), а не Дюрера; но понятно, что она, скажем так, слегка инспирирована Дюреровской.

Сказать, что у какого-то художника, особенного такого плодовитого, как Лукас Кранах (наш) Старший (Lucas Cranach the Elder, 1472 – 1553), нет работ “с зеркалами” всегда немного рискованного. Во-первых, внезапно могут ткнуть носом в самую известную картинку, на которой ты каким-то макаром умудрился не заметить зеркало. Или могут ткнуть тем же носом, но в другое место, в какую-нибудь малоизвестную работу, о которой ты не в одном глазу, а там раз, и тоже зеркало. На самый худой конец, может неожиданно найтись “ранее неизвестная” работа – и снова тебе чорный лэбэд.

Поэтому необходимого условия, а именно, неналичия работ в известных коллекциях, каталогах и интернетах, маловато будет. Достаточным условием является, пожалуй, только самопризнание художника, “зеркал не рисовал”, ещё лучше с “потому-то и потому-то”.  Но от Кранаха ничего такого не осталось, поэтому приходитcя только гадать, чем же они ему так насолили, зеркала, что их совсем нет на его картинах.

Почти всё то же самое можно сказать и про Дюрера (Albrecht Dürer, 1471 – 1528). Несмотря на то, что прожил он намного меньше Кранаха, корпус его работ тоже огромен, причём работа самых разных – религиозных и бытовых, аллегорических и не очень. Уж хоть куда-нибудь то можно было всунуть зеркальце – тем более, что Дюрер был и родом из Нюрнберга, и прожил большую часть жизни (не считая путешествий) в городе, где, как считается, находилось одно из крупнейших зеркальных производств в Европе того времени (если верить Британике).  Но нет.

В отличие от Кранаха, Дюрер не только рисовал, но и довольно много писал, в том числе, и трактаты по живописи, где он показывает разнообразные вспомогательные инструменты, которые можно (нужно?) использовать при рисовании – например, прозрачное стекло с квадратиками.

Но стекло – ещё не зеркало.

Просто ради полноты рядов – вот ещё пара примеров похожих приспособ для рисования. Они тоже из его трактата Underweysung der Messung, mit dem Zirckel und Richtscheyt (Руководство к измерению циркулем и линейкой, 1525).


Всё это интересно, но зеркал-то нет.

Я было подумал, что Дюрер, как и Кранах, потерян для дела зеркаловедения – и вдруг случайно наткнулся на вот этот его набросок:

Он датирован 1515 годом, и называется незамысловато Голый дядя с зеркалом (Naked man with a mirror).

Честно скажу, я до сих пор не уверен, что это Дюрер – в сети вы найдёте несколько ссылок на эту работу с атрибуцией её мастеру, но её нет, например, в полном сообрании его гравюр (классический том K.A. Knappe, Dürer: Het volledige grafische werk). Правда я смотрел только довольно старое издание, 1965 года (а – см. начало постинга – с тех пор могли найти много чего нового).

Но как бы то ни было, это очень интересная и необычная работа: редкий случай, но тут в зеркало смотрится мужчина, причём очень внимательно (хотя и голый). “Тройным подбородком любуется”, сказали бы сегодня мы, хотя по-настоящему сказать что-то большее, чем это утверждение, трудно – ведь совершенно непонятно, кто это, чем он тут, собственно занимается (и, например, в какую работу  должен был потом войти этот этюд).

Мы не видим тут никакого отражения в зеркале, но тем не менее “работа” зеркала налицо – мы наблюдаем тут тот самый характерный “зеркальный кокон”, в который погружается смотрящий в зеркало человек.  Это очень сложное психологическое состояние, как я уже писал, разбирая портрет у Беллини, и тут оно изображено совершенно мастерски (даром, что неоконченный набросок).

Тем более странно был обнаружить, в том же самом томе Кнаппе, который я перелистывал в поисках этого “зеркального мужика”, другую, вполне полноценную зеркальную работу.

Тут никакого тонкого психологизма нет и в помине, это очень прямолинейное (и прямолинейно осуждающее) изображение дамы перед зеркалом, в котором она, однако, видит не себя, а отражение вихляющего своим задом чёрта (то есть, опять же, это мы там видим зад, а зад видит нас; а что видит дама, и вовсе непонятно, может, и саму себя – но мы понимаем, что тут хотел сказать художник).

Мы уже видели похожие чертовски-социальные игрища с зеркалами у Босха (причём, они происходили у него примерно в то же самое время, эту гравюру Дюрера датируют 1500 годом).

Встречались эти мотивы и раньше  –



Jacques le Grant – Le livre des bonnes moeurs {Книга о добрых манерах} MS 297, fol 109v  (c.1470)

и мы ещё увидим их в будущем (и скоро – ээ, я надеюсь).

Но вот такой разнобой видеть довольно странно – сочетание, я бы сказал, того самого тонкого психологизма в одном случае со вполне лубочным  подходом в другом? Наверное, это надо списать на “сложность и многогранность” художника.

Вот и всё. Пока я ничего больше у Дюрера не нашёл.

И да, лубок лубком, но рама у этого зеркала классная, даже и не рама, а весь навес. Который, в свою очередь показывает, что зеркала были уже вполне встроены в общественную и бытовую жизнь (и, соответственно, могли бы и почаще встречаться в работах). Но вот нет.

 


Для этого класса зеркальных изображений я придумал название Mirror is Evil (с ударением на ‘is’), или ЗлоЗеркало.

 

Advertisements

2 thoughts on “Нет зеркала у Кранаха – (почти) нет их и у Дюрера

  1. Pingback: Prudence идёт не Север | specularum

  2. Pingback: Prudence идёт нa Север | specularum

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s