Аллегорично-амбивалентное зеркало


Короткий рассказ про одно довольно загадочное зеркало, написанное Джованни Беллини в самом конце XV века; по моим данным, Беллини был первым из итальянцев, кто изобразил зеркало на картине (а не на фреске, например) – что вообще-то говоря, странно, учитывая, что Венеция считается чуть ли не “родиной зеркал”, и в этой связи ожидается их большее присутствие в искусстве. Но изображение это загадочно и не только этим.

Я уже писал (и даже в нескольких “зеркальных рассказах”, хотя каждый раз коротко, мимоходом) про возникновение и бурное развитие производства стеклянных зеркал в Венеции в начале эпохи Возрождения. Обычно “возникновение” это интерпретируют “где-то ловко потырили”, а в качестве “где-то” чаще всего называют Ближний Восток, где, как считается, были впервые начали делать что-то похожее на зеркала из дутого стекла (в Википедии даже точно указывается город Sidon, в современном Ливане, где якобы было сделано первое такое стекло, в первом веке нашей эры). К сожалению, как это часто бывает с совершенно фундаментальнейшими технологиями, точных данных, явок и паролей про их изобретение нет, а есть только наборы противоречащих друг другу (полу)легендарных историй, с большим налётом поздних переписок и пост-рационализаций.

Например, существует “немецкая” версия, совершенно противоположная ближневосточной, согласно которой первые стеклянные зеркала были сделаны на территории современной Германии, а уже потом этот секрет проник (вариант – был куплен) в Италию, в частности, в Венецию, где эта технология была значительно улучшена.  Интересно, что в английский слово glass пролезло от немецкого glesum, а не от латинских vitrum или speculum.  По некоторым данным, одним из крупнейших центров производства стекла в Древнем Риме был Трир (Trier – город на реке Мозель, в котором потом родился Карл Маркс; но это я соскальзываю). Существуют свидетельства регистрации гильдии зеркальщиков в Нюрнберге в 1347 году, а в своём “маркетинговом исследовании”, проведённом для получения патента на изготовление плоских стёкол в Венеции в 1507, братья Данзоло ден Галло писали о союзе немецких и фламандских стеклодувов как о самом крупном конкуренте.

Рано или поздно, потырив ли или самостоятельно изобретя нужные технологии, но Венеция таки стала мировым центром производства стеклянных зеркал и потом удерживала этот статус в течении пары веков. Логично было бы ожидать большого присутствия зеркал в работах венецианских (и шире – итальянских) художников.  Но “большого присутствия” я пока не обнаружил, и у меня даже стали закрадываться мысли о каком-то заговоре, что, например, эти работы или уничтыожили потом, или попрятали, и они хранятся сейчас в каких-нибудь закрытых архивах Ватикана.

Но какие-то работы были, и Беллини был даже и не первым мастером, который стал изображать зеркала. У меня есть несколько примеров и более ранних произведений, но это в основном фрески; но, как я уже говорил, Беллини был первым из итальянцев, кто изобразил зеркало на картине. 

Вот на этой:

Эта небольшая панель (22 х 34 см) была предположительно написана в 1490 году, и входит в цикл из четырёх подобных работ, так называемых Четырёх Аллегорий. Я собрал их в один ряд на самой первой картинке, но в принципе они сейчас показываются раздельно (в галерее Академии в Венеции, Gallerie dell’Accademia), и порядок их следования никак не предписан.

Смысл этих аллегорических посланий тоже не вполне понятен, и обычно описывается довольно уклончиво, чтобы не сказать амбивалентно.

Например, вот эта обнажённую женщину с зеркалом называют то Prudentia (Рассудительность, что вполне себе добродетель и позитив), то Vanity (что, как я уже писал, считается в христианстве большим грехом).  Зеркало в принципе соответствует обеим интерпретациям – оно могло быть  и символом разума и познания (латинское слово prudentia имеет также значение предсказание, пророчество, и зеркало и тут подходит), а нагота женщины могла интерпретироваться как открытость, чистота, простота и тому подобное.

Но ровно то же зеркало могло быть и символом тщеславия, порочного самолюбования, гордыни и забвения Главных Целей и Задач жизни в угоду сиюминутной мишуре – короче, всего того, что в старину называли Vanagloria.  Зеркало, нагота, а также изображение черепа на пьедестале могли указывать на (и осуждать) этот порок. Череп, правда, не человеческий, а то ли лошадиный, то ли Ктулху какого-то, но в целом для Memento Mori пойдёт.

Интересно, что сама-то женщина не смотрит в зеркало, у неё даже и глаза закрыты. Что она делает? Предлагает посмотреться в зеркало вам? Или показывает на отражение кого-то (вас? художника? патрона картины) в зеркале?

Сходная амбивалентность, двусмысленность есть и на всех других панелях – я не буду их сюда ставить, но поставлю ссылки на большие картинки, посмотрите, если есть желание:

Дама в лодке со странным голубым шаром – это Фортуна или Меланхолия?

Мужчина с тарелкой фруктов (Бахус?), протягивающий их другому мужчине с копьём– это Настойчивость (Perseverance) – или Сладострастие (Lust)?

И самое, пожалуй, страшноватая и загадочная аллегория – вот тут мужик, выползающий из морской раковины и тут же хватающий змею – это про Мудрость? или про Обман/Притворство (Falsehood)?

За каждую версию каждой панели было предложено много аргументов, так на чём-то одном и не сошлись, и не мне это тут решать; мне-то, как раз, интереснее отразить, что такая двусмысленность присутствует, и спросить, не была ли она “авторской задумкой”.

Тут есть смысл добавить, что Беллини в целом ни в чём таком аллегоричном замечен особенно не был. Большинство его работ – это совершенно стандартные по тем временам картины для церквей и храмов, на абсолютно мейнстримную тематику – и такие мадонны, и сякие мадонны, многочисленные распятия, жития святых итп. У него были и светские работы, да, но они всегда составляли меньшинство (по крайней мере, составляют в сохранившемся корпусе работ).

В статье на википедии упоминается, что эти панели были частью шкафчика в ванной комнате (a small bathroom cabinet), но из описания неясно, что это такое. Недавно я наткнулся на интересную попытку реконструкции этой конструкции.


Надо понимать, что это чистый фейк, полностью вымышленный дизайн, но сделанный с пониманием того, как таки вещи могли выглядеть в то время. Такие небольшие шкафчики назывались restello и были частью интерьеров спален или уборных комнат. В них хранились всяческие предметы и инструменты для косметического ухода – расчёски, те же зеркала, всякие пудры, кремы или что там тогда использовалось для make-up-art-a.  Иногда зеркало было частью самого шкафчики, как попытался показать автор этой реконструкции.

“Restelli were luxurious objects, elaborate and often with costly mirrors enframed with carved and gilded wood, surrounded by small paintings; the ostensible practical purpose of all this being the convenient storage (and the true purpose, the display) of toilet articles that were themselves luxurious, such as decorated combs, and to clean them, long brushes of horsehair with elegant fittings.”

Тут, в описании, очень хорошо пойман этот момент – между мнимой и настоящей целями этих мебелей – просто ли это для хранения вещей или для самодовольного их показа (а заодно и показа показывающей их штуковины, то есть, самого шкафчика.  Интересно, что они, эти шкафчики, стали даже объектом специального указа венецианского сената, который в 1489 году запретил их производство (скорее всего, запрет был наложен на производство наиболее разнузданно-дизайнерских версий).

Но возвращаясь к зеркалу:

Методологически, это конечно Единорог, но какой-то уж сильно аллегоричный – мы так никогда и не узнаем, наверное, что же тут нам такое хотели сказать/показать.  Подобно Босху, вы видим тут некое активное использование зеркала (его держат в руках, что-то показывают в нём). Но в отличие от Босхе – и во многом напоминая старофламандские работы – зеркало тут, скорее, символический знак на картине, чем живой инструмент.

Но интересно, что наиболее убедительную версию происходящего на этих картинах дала реконструкция их реального использования, тот факт, например, что они были частью новомодного показушного шкафчика для расчёсок и щёточек. И тогда и амбивалентность их становится не bug, а  feature.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s