“Мраморные зеркала” ван Эйка

 

Это не зеркала, конечно, да и особого рассказа у меня про этот диптих нет – надо просто смотреть и любоваться. Ну, может, немного думать ещё.

Диптих этот довольно странным образом нарушает некую закономерность, некий паттерн “по одному зеркалу в одни руки”, который наблюдается (ээ, в основном мною, как я понимаю) в раннеголландской (и шире – в ранее-северно-евпропейской) живописи. Закономерность – не закономерность, но там и тогда действительно было большое число мастеров, которые написали только по одной картине с зеркалам. Понятно, что это довольно вилами по воде вывод – не все картины сохранились (точнее даже – мы точно знаем, что очень многое утеряно), с аттрибуцией там всё сложно итдитп. Но всё равно странно, что так много “зеркальных работ” написаны мастерами только по одной штуке (я потом постараюсь показать некоторых из этих одно-зеркальных мастеров (и их зеркал).

Ван Эйк формально принадлежит именно к данной: его Арнольфини – единственная работа, в которой использовано (=изображено) зеркало (точнее, единственная из тех, которые более или менее точно ему приписываются).

Но если чуть-чуть расширить понимание “зеркала” на “отражение”, то тогда появляется вот этот изумительно красивый диптих.

Сначала кажется, что это даже не картина, а две маленькие статуэтки (Архангела Гавриила и Девы Марии, это всё в целом Благовещение).  Собственно, в этом и был замысел – автор какбэ хотел надурить нас, создать иллюзию трехмерки, чтобы мы сначала обманулись, а потом, поняв, восхитились его мастерством.

Понятно, что это моя вольная аттрибуция подобных мотивов; может быть, там всё и по-другому было. Может, это был какой-то установленный канон, в котором каждому мастеру надо было отметиться – по-моему, это называлось grisaille, когда краски специально приглушались и изображние получалось почти черно-белым, или цвета сепии, и от этого почти скульптурным. Подобные работы относятся к жанру тромплей (trompe-l’œil), и они и должны создавать подобные иллюзии; может быть, такая версия тромплеев была просто модной в то время, не знаю.

Недавно в Лувре мы видели очень похожий диптих (тут это Мария с младенцем и Иоан Креститель), которую приписывают то мастерской самого ван Эйка, то мастерской Ро(ж/г)ира ван дер Вейдена (Rogier van der Weyden). Здесь нет отражений, но есть похожие попытки создать трёхмерность и скульптурность (ещё раз – это не скульптуры, это двухмерные картины!)

 

И эта работа, и диптих ван Эйка на самом деле очень маленькие, каждая панель лишь чуть больше А4. Если честно, то луврская работа в реале никаких особых иллюзий не вызывала (здесь на фотографии эффект и то больше);  возможно, потому что она намного хуже сохранилась (вариант – не отреставрировали). Другой вариант – что в зале был совершенно убогий свет, и стояла она в какой-то угловой витрине, и смотреть на неё надо было склонившись в три погибели.

В Мадриде, в музее Тиссена-Борнемисы, где диптих ван Эйка сейчас находится, его показывают чуть лучше – но лишь чуть-чуть, как мне кажется.

Поэтому как не странно, работу всего лучше смотреть в проекте Гугла, где можно вдоволь налюбоваться деталями

 

 

Я не думаю, что в голове у ван Эйка было образ именно “зеркала”, когда он писал эти фигуры. Как я писал уже, ни таких больших, ни таких плоских зеркал у них ещё не было тогда, и могло не быть даже и в воображении.  Скорее всего, это была попытка воссоздать черную мраморную плиту за спиной у фигур (там всё обрамление тоже “мраморное”). Но в реальной жизни нужно было иметь под рукой именно реальное зеркало, чтобы “потренироваться” рисовать такие вещи.

 

 

Например, чтобы не ошибиться, и поменять правое и левое в “зеркале”. Это всё кажется таким простым, но уже “после”, после того, как всё нарисовано кем-то правильно.

 

И тогда, и потом (да и сейчас) встречаются примеры феерических ошибок при изображении зеркальных отражений; они всё-таки совершенно неинтуитивные какие-то, и Кэрролл не зря писал про это свои парадоксальные книжки.

Интересно, что работа датируется 1433 годом, то есть за год до портрета Арнольфини. Можно предположить, что зеркало там (в портрете) не с потолка свалилось, и что над это темой художник уже работал в своей “творческой лаборатории”.

А можно ещё предположить, в этаком дэн-брауновском стиле, что все вообще балбесы, и что т.н. “Арнольфини”- это на самом деле Архангел Гавриил, и держит он за руку “известно кого”, и тогда снова отправиться пере-интерпретировать  всё и всех в той интересной работе.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s