Masterpieces in Details in Details

Эта книга, Masterpieces in Details,  оказала (и продолжает оказывать) довольно большое влияние на проект “Зеркала в Искусстве”. В книге есть несколько рассказов про “картины с зеркалами” (а также несколько рассказов про художников, к которых есть замечательные “зеркала”, пусть и не описанные в этой книге),  но она интересна ещё и своим “методологическим подходом” (а также “пользовательским интерфейсом”), у которых в своё время “много чему научился”.

Ниже – небольшой рассказ и про все эти вещи, и вообще про мою историю с этой книжкой (а в качестве бонуса – список “зеркальных художников”, про которые в ней есть рассказы).

 

Мне кажется, что судьба пыталась столкнуть меня с этой книжкой давно, лет десять, наверное, уже. Я увидел в витрине какого-то книжного магазинчика однотомное издание этой работы ещё в начале 2000-х (оно тогда называлось What Great Paintings Say), но магазин тот был закрыт, а потом книга не попалось мне снова на пути.

 

 

Потом, много позже, я видел у кого-то в руках первый том уже двухтомного издания (интересно, что в том издании на обеих обложка были “зеркальные работы”).

Я пишу “уже двухтомного”, но на самом деле я не очень точно знаю историю этого издания – было ли так, что число рассказов про картины росло (в первом издании было всего 32 картины, во втором 50, потом почти 80), и их решили разделить на два тома, или же издательство Taschen с какого-то момента одновременно издавало и однотомную, и двухтомные версии – не знаю.

Помню, что мне тогда книга и понравилась, и насторожила. Она сильно отличалась от обычного арт-популяризаторского издания такого рода, но не была и подробным рассказом про какого-то одного автора, или эпоху, или стиль. Книга (или -и, если это двухтомник) – это такая коллекция разношерстных историй про самые разные картины – и очень известные, мегахитовые шедевры, и менее известные вещи известных художников, и вещи совсем почти неизвестные (мне, по крайней мере).

Общим для всех историй является подход, методология описания работ: авторы очень живо рассказывают про то, что в серьёзных рецензиях называется socio-historical context – то есть, про всякие разные интересные факты вокруг и около или самой работы, или художника или истории её создания и восприятия публикой, тогда и сейчас. Истории эти редко касаются каких-то узких арт-нюансов (например, техника письма, цвет, композиция и тому подобное), чаще это короткий, но очень поучительный рассказ про более широкую историческую, политическую, экономическую или этнографическую ситуацию, связанную с картиной (на самом деле всегда какая-то смесь из этих вещей). Если использовать около-психологическую лексику, то авторов интересуют “мотивационные поля” каждой работы – для чего/кого она создавалась, какие напряжения она снимала, а какие – создавала.

Характерным визуальным штрихом этих рассказов/показов всех картин являются “прямоугольнички” – в каждой картине выбирается несколько деталей (4-6), которые служат опорными точками для истории. Мне кажется, авторы не сразу стали использовать этот приём, по крайней мере, сначала он был не во всех историях, но со временем он стал универсальным узнаваемым маркером всех их рассказов (хотя его “графический интерфейс” всё время немного менялся – то это было серые фрагменты на сером фоне, то серые на цветом, то цветные на сером).

Как я понимаю, книга (-и) быстро стали популярными, и неоднократно переиздавались, и однотомными, и двухтомными и даже трёхтомными версиями (paperback). Мнения “простого народа” были самые восторженные, все, как один, говорили, что эти рассказы реально меняли понимание людьми не только каких-то отдельных картин, но и искусства, а заодно и истории в целом. Почти каждый рассказ сильно меняет имевшееся до этого понимание картины, а то и целой исторической эпохи; почти в каждом есть сильный момент before & after.

Но я читал и критику, в основном от “серьёзных экспертов”: что мол де многие выводы авторов довольно проблематичные, и вообще там плохо с источниками, откуда они всё это знают итп. Типа, пойдёт для попсового издательства класса Taschen, но ‘настоящие пацаны’ с таким работать не будут. И ещё один интересный момент – а кто авторы-то?

В изданиях приводится куцая биография Rose-Marie Hagen и Rainer Hagen

но она такая приводится без изменения вот уже десять лет. В сети про них нет ничего (!), ни фотографий, ни интервью, ни выступлений на конференциях (хотя бы книжных). И это при том, что сама Rose-Marie Hagen – автор ещё нескольких книг по истории искусства. Закрадывается подозрение, что это либо такой псевдоним для команды ghost writers, либо какой-то известный автор, который не хочет пока светиться (типа, Umberto Eco какой-нибудь).

Может, поддавшись на эту критику, я не купил юбилейное издание, выпущенное к 25-летию издательства (да оно и не очень дешёвое было).

Но вот, теперь это всё в прошлом, теперь у меня есть роскошный двухтомник, в котором собрано уже сто (!) историй, которые мы с упоением читаем. В этом издании, кстати, источников-то и правда нет, вообще какой-либо справочный аппарат отсутствует (в первых изданиях это всё было, в противоположность тому, что заявляли критики). А теперь и не перепроверишь (а многие вещи очень хочется, настолько они расходятся с привычными представлениями). Не всё там можно принимать на правду, и со многим хочется спорить – но так в этом-то и прелесть, что история искусства становится внезапно интересной, как исторический детектив, а не как скучнейшая лекция хардкорного искусствоведа.

Обещанный бонус – развороты историй про картины с зеркалами (не обязательно, кстати, что про эти зеркала в этих  идёт какой-то рассказ):

 

Vol I

1.

Я пишу про Кристину Пизанскую и её зеркала в истории про Зеркала в Дамских Городах.

 

2.

 

Мимо зеркала ван Эйка в деле зеркаловедения пройти совершенно невозможно, постинг про него – один из самых первых в моей серии, и позже я не раз писал про него ещё (и уверен, что не раз ещё вернусь к этой теме) – Первое зеркало в масле.

3.

Это очень известная картина, и я писал про неё технически ещё до начала всякого зеркаловедения (см. Прекрасная Габриэль), как в связи с самой картиной, так и с её римейками (про них я писал даже раньше – Mistresspresentations).

 

Vol II

 

4.

 

 

Много позже я написал и про это, и про другие зеркала Буше – см. Одомашненные зеркала Буше

 

А вот про зеркало у Адольфа Менцеля и Тулуз-Лотрека я так пока и не собрался написать; всё впереди.

5.

 

6.

 

Кроме того, в этом издании есть рассказы про картины, на которых нет зеркал, но сами художники так или иначе внесли вклад в дело показа зеркал в искусстве – начиная, например, я того же де ла Тура, у которого много интересных зеркал, но в книге про них не рассказывается. Ещё можно упомянуть Мемлинга, Балдунга, Тициана, Караваджо, а из “невеньких” – Энгра, Дега, Мане и потом немецких экспрессионистов. Короче, это оказалась очень и очень полезная в хозяйстве книга.

 

 

 

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s