Романы, Розы и Зеркала

 

Просматривая недавно лоты одного из аукционов дома Sotheby’s (старинных рукописей, если быть точным),  я наткнулся на интересный “зеркальный артефакт” – вот этот, что приведён выше.

Это фрагмент фронтисписа, заглавного листа одной рукописи. Но к самой рукописи он, на самом деле, отношения не имеет – это то, что мы сегодня назвали бы Ex Libris, некий “штампик”, объявляющий всем, кто является владельцем книги. Другое дело, что не штампик или наклейка, которую некоторые  собственники книг используют в наши дни. В те времена (а это, скажем, примерно 1520е годы) новый владелец этой пергаментной рукописи решил вписать своё имя в книгу довольно основательно, и заказал целый отдельный лист, который был подшит к рукописи уже позже, предположительно в 1540e (надо, правда, иметь в виду, что все эти даты писаны вилами по воде; ±).

Новый владелец – некто Guillaume Le Bret – заказал не только рисунок-эстамп, но и соответствуюую надпись (будем надеятся, что придёт всезнающий i-shmael и переведёт её со старо-французского):

Continue reading

Francesca Woodman, a Mirrowoman

Этот постинг получился в стиле “из огня да в полымя”. Я только что написал небольшую заметку про интересное использование зеркал в самой ранней порнофотографии, а теперь собираюсь сразу прыгнуть в фотографию самую что ни на есть современную, и посмотреть, как обстоят дела с зеркалами (и обнажёнными женщинами) в ней (и в связи с написанным в скобках этот постинг тоже будет довольно #nsfw).

Разумеется, за всю “современную фотографию” за один постинг никак не получится, поэтому придётся по кусочкам. Сегодняшний будет про Франческу Вудман (Francesca Woodman) и её зеркала. Выбор, конечно, не самый очевидный, но просто так случилось, что мы недавно попали на очень большую выставку её работ (в музее фотографии FOAM в Амстердаме). Практически все её “зеркальные” фотографии, которые там были показаны, я знал и так (хотя, как обычно, был интересно всё посмотреть “живьём”), но было также и много новых и неизвестных мне работ (пусть и не зеркального).

Про всё это и будет рассказ (сразу могу добавить, довольно незатейливый, в формате wysiwyg).

Continue reading

Mirror is for porn, или #nsfw БОЛЬШЫМИ БУКВАМИ

А вот это будет как раз тот самый “обещанный“, которого, как тут водится, три месяца ждут. Ну, или не ждут.

И в том постинге, где его прямо обещали (про зеркала Тиссо), и в том, где на необходимость такового намекали (про зеркала Энгра), речь так  или иначе шла про фотографии. Использовали ли фотографии для своих картин Энгр или Тиссо (или другие художники), и как именно они это делали – вопросы интересные, но в какой-то момент интересно посмотреть на фотографию саму по себе. И как на технологию, и как на институт – который как раз возник в первой трети 19 века и удивительно бурно развился (да и сейчас продолжает это делать).  А в контексте этого блога – про сложно-устроенные отношения  между “фотографией” и “зеркалами”.

Собственно, про это и будет постинг – точнее, он будет про вполне определённый и, скажем так, пикантный, момент во всей этой истории, но по совместительству он будет и началом более-менее систематического разговора про фото/зеркалье.

Continue reading

Robert Benson и ∞/е число его mirror art

Этот не тот постинг, который был обещан в прошлый раз; тот так и остался полунаписанным, и дописать и его (и несколько других, тоже хороших и интересных) не хватает ни времени, ни сил. “Этот” написан просто чтобы хоть как-то залатать дыру, всё наносимую и наносимую этому блогу проносящимися мимо него месяцами и чуть ли уже не годами времени.

Я тут недавно наткнулся на “яркое воплощение” того, что можно назвать mirrors in art, причём в самом буквальном выражение, когда искусство прямо из зеркал и делается. Делается незатейливо, поэтому и постинг требует лишь выкладывания сюда пары десятков самочевидных картинок; а тогда почему бы и не.

“Ярким воплощением” работает творчество американского артиста Роберта Бенсона (Robert, или Bob Benson) из, по-моему, Балтимора. Который, по его словам, был в какой-то момент так очарован эффектом, который создавал осколок зеркальца, подвешенный на верёвочке и крутящийся в лучах солнца, что он решил “всё бросить” и заняться mirror art.

Картинка выше – фрагмент одного из его фирменных продуктов, так называемых mirror tapestry (“зеркальные ковры” или, точнее “зеркальные гобелены”). Под катом – небольшая фильма, позволяющая понять, как это может выглядеть в натуре.

Continue reading

Тиски “сквозных зеркал”

Глядя на эту картину, может показаться, что это снова будет постинг про Энгра – потому что это, конечно же, вылитая Мадам Сеннон.  Это не так, постинг будет про другого художника, но творчество которого, как мне кажется, очень глубоко связано именно с зеркальными работами Энгра. Возможно, оно даже в какой-то мере сформировано ими – но при этом фундаментально их переросло; и не просто превзошло, а как-то сняло весь энгровский конфликт поверхностности, достигнув совсем иной (зеркальной!) глубины.

Continue reading

Энгр и зеркала-отказники

Энгр – настолько воплощение Нормы и Канона, что писать про него хочется, нарушая все правила; разрывая шаблон.

Обычно мои Большие Постинги строятся по одной и той же схеме – начав с какого-нибудь глубинно-мысленного введения в раннее психосексуальное развитие “артиста”, перейти к широкому общественно-культурному контексту, там, глядишь, дойти и до картин; уже полностью утомившись, добраться до зеркал, которые показать грудой, обещав написать потом Больше.

Попробуем по-другому.

Continue reading

Зеркала Боннара: Поздние (ауто) рефлексии

 Я оставил Боннара в прошлом постинге на том моменте, когда он уезжает из Парижа; а ещё на фотографии (его самого, сделанной, судя по невысокому качество, Мартой).  Кто именно изображён на этой фотографии, я точно не знаю, одни источники говорят, что это Марта, другие утверждают, что это одна из новых моделей, с которой он начал работать после переезда из Парижа в Вернон (фото датируют 1916 годом).

Я писал уже, что Боннар активно использовал фотографию для создания своих работ – в каком-то смысле камера заменила ему карандаш, с её помощью он просто делал “наброски”, этюды для своих будущих картин (и чаще всего моделью и для этих фотоэтюдов тоже была Марта).

Continue reading